«Деловой Катар»

— раздел базы данных 1998–2017гг. Polpred.com Обзор СМИ.

Экономика и право. Интернет-доступ на все материалы по стране, 12 месяцев — 46000 руб.
Катар Новости и аналитика (2871 документ) • Авиапром, автопром  число статей в наличии 47 / по этой отрасли с 1.8.2009 по 24.7.2017 читателями скачано статей 33Агропром 56 / 873Алкоголь 1 / 2Армия, полиция 168 / 1098Внешэкономсвязи, политика 948 / 6188Госбюджет, налоги, цены 64 / 451Легпром 9 / 97Медицина 11 / 227Металлургия, горнодобыча 22 / 51Миграция, виза, туризм 59 / 823Недвижимость, строительство 114 / 612Нефть, газ, уголь 708 / 6183Образование, наука 17 / 224Приватизация, инвестиции 38 / 442СМИ, ИТ 144 / 1017Судостроение, машиностроение 6 / 7Транспорт 151 / 738Финансы, банки 89 / 446Химпром 33 / 45Экология 31 / 318Электроэнергетика 24 / 116 | Главное | Все новости

Погода:

Точное время:
Катар: 18:25

qatar.polpred.com. Всемирная справочная служба

Официальные сайты (117)

Экономика (14) • Армия, безопасность (1) • Внешняя торговля (12) • Законодательство (4) • Инвестиции (2) • Книги (5) • Культура (2) • Медицина (7) • Металлургия (2) • Недвижимость (1) • Нефтегазпром (7) • Образование, наука (12) • Политика (2) • Сайты (1) • СМИ (5) • Строительство (5) • Таможня (3) • Транспорт (1) • Туризм, виза (16) • Финансы (8) • Хайтек (1) • Химпром (2) • Электронные ресурсы (1) • Энергетика (1)

Представительства

Инофирмы

Электронные книги

На англ.яз.

Ежегодники «Деловой Катар»

Экономика и связи Катара с Россией →

Новости Катара

Полный текст |  Краткий текст


Китай. Катар > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июля 2017 > № 2252267

Министр иностранных дел КНР Ван И сегодня встретился с прибывшим в Китай с рабочим визитом министром иностранных дел Катара Мухаммедом бен Абделем Рахманом Аль Тани. Ван И заслушал мнение катарского коллеги по текущему кризису в Персидском заливе и обозначил позицию Китая по соответствующим вопросам.

Ван И отметил, что поддержание стабильности и согласия в районе Персидского залива отвечает основополагающим интересам стран района и общим ожиданиям международного сообщества. Он выразил уверенность, что страны Персидского залива имеют возможности для эффективного контроля текущей ситуации и разрешения разногласий в рамках Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. В настоящее время стороны должны сохранять сдержанность, избегать эскалации и расширения неблагоприятной обстановки, как можно скорее начать прямые переговоры, подавая позитивный сигнал внешнему миру о том, что они намерены отстаивать политические и дипломатические средства разрешения кризиса.

Ван И также подчеркнул, что борьба против терроризма в любых формах -- широкий консенсус международного сообщества. Странам Персидского залива следует на основе совместной антитеррористической борьбы в полной мере выполнять свои международные обязательства и посредством откровенного и искреннего диалога постепенно искать возможности разрешения существующих проблем. Китай ценит и поддерживает посреднические усилия Кувейта и призывает международное сообщество сформировать необходимые усилия для разрешения этого кризиса на региональном уровне.

В свою очередь, М. бен Абдель Рахман Аль Тани отметил, что Катар высоко оценивает и полностью одобряет позицию КНР. Он выразил надежду, что кризис будет разрешен посредством переговоров и диалога. Катар намерен, исходя из предпосылки уважения суверенитета, невмешательства во внутренние дела и уважения международного права, вести конструктивный диалог с соответствующими сторонами, постепенно формировать взаимодоверие и тем самым в целом разрешить текущий кризис. Катар выступает против терроризма и экстремизма в любых формах и принял необходимые меры в данном направлении. Китай -- крупная страна с большим влиянием. Катар высоко оценивает объективную и справедливую позицию КНР по кризису в районе Персидского залива, надеется на то, что Китай будет продолжать играть позитивную роль в этом направлении.

Стороны также обменялись мнениями по вопросам двусторонних отношений и достигли взаимопонимания об усилении практического сотрудничества по различным направлениям в рамках совместного формирования "Пояса и пути".

Китай. Катар > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 21 июля 2017 > № 2252267


ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 21 июля 2017 > № 2250546

В четверг утром в интервью для BBC Омар Саиф Гобаш, посол ОАЭ в России, заявил, что у Эмиратов есть доказательства поддержки Дохой террористов и обеспечении убежища для экстремистов.

“Многие правительства на Западе действительно имеют представление о том, что делают катарцы”, — сказал Омар Саиф Гобаш.

Он имел в виду поддержку Катаром террористических группировок, пропаганду экстремистских идей на Ближнем Востоке и вмешательство во внутренние дела соседей.

Посол подтвердил, что правительство ОАЭ располагает голосовыми и видео-записями, которые доказывают, что Катар контактирует с террористическими группировками на Ближнем Востоке. Он упомянул инцидент, когда официальные лица Катара передали Аль-Каиде в Йемене точное местоположение военных сил ОАЭ, которые планировали атаковать членов группировки.

“Затем у нас на пороге оказались четыре террориста-смертника, и мы получили потери”, — сказал посол.

Он рассказал о видеоматериалах, подтверждающих участие высокопоставленных людей в выдаче указаний о проведении определенных действий в Ливии, Йемене и Сирии.

“Всем известно, что последние несколько лет у Катара были тесные отношения с ан-Нусрой, которая связана с Аль-Каидой”, — заявил посол.

Он сказал, что четыре арабские страны, разорвавшие отношения с Катаром — Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет — настаивают на том, чтобы Катар прекратил поддерживать террористические и экстремистские группировки, а также вмешиваться в дела других стран. Омар Саиф Гобаш заявил, что международное сообщество понимает эти требования, и четыре страны ожидают их соблюдения. Он также сказал, что вышеназванные государства предпочитают сохранять список, содержащий 13 требований, в конфиденциальности, чтобы не компрометировать катарскую сторону.

ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 21 июля 2017 > № 2250546


Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248923

Блокада Катара терпит неудачу

Ишан Тарур (Ishaan Tharoor)? The Washington Post, США

Трудно представить себе, чтобы лидеры Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов думали, что все так произойдет. В начале июня чиновники их правительств, а также их младшие партнеры Египет и Бахрейн, ввели штрафные санкции в отношении Катара и назвали их проблемным, но необходимым шагом, направленным на то, чтобы усмирить надоедливый Катар. Словно Катар, обвиняемый соседями в разжигании экстремизма, — это непослушный ребенок, которого нужно дисциплинировать.

Но во взрослом мире геополитики мера Саудовской Аравии и ОАЭ против Дохи, похоже, не помогла им достичь цели. Катар не оказался в изоляции, вместо этого он укрепил связи с региональными державами — Турцией и Ираном. Оман и Кувейт, другие два государства в Совете сотрудничества стран Персидского залива, не присоединились. Продовольственные и другие товары по-прежнему поступают в доки и аэропорты Катара. И, несмотря на неясные сообщения Белого дома, американские дипломаты, похоже, стремятся к примирению и компромиссу с Катаром, и не собираются принуждать Доху выполнять требования Саудовской Аравии и Эмиратов.

«Как и в случае катастрофической войны в Йемене, Саудовская Аравия и ОАЭ радикально переоценили перспективы своего успеха и не смогли составить надежный план Б на случай, если дело пойдет не по плану, — пишет Марк Линч (Marc Lynch), специалист по Ближнему Востоку в Университете Джорджа Вашингтона. — Квартет, выступающий против Катара, похоже, переоценил страх Катара перед изоляцией Совета и их собственной способностью причинить вред своему соседу».

Новый отчет The Washington Post на этой неделе усугубил неловкость, с которой столкнулись инициаторы блокады. По словам анонимных чиновников разведки США, именно ОАЭ стояли за недавним спорным взломом правительственных новостных СМИ Катара и сайтов социальных сетей, что помогло спровоцировать кризис. Взломщики приписывали ложные высказывания эмиру Катара шейху Тамиму бин Хамаду аль-Тани, в которых он приветствовал Иран как «исламскую власть» и восхвалял палестинскую исламистскую группировку Хамас.

Несмотря на громкие опровержения Дохи, скандал привел к тому, что Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет запретили катарские СМИ, а затем разорвали отношения с Дохой и начали торговый и дипломатический бойкот. Чиновники США «на прошлой неделе узнали, что недавно проанализированная информация, собранная спецслужбами США, подтвердила, что 23 мая старшие члены правительства ОАЭ обсуждали план и его реализацию», — сообщают мои коллеги Карен Деюнг (Karen DeYoung) и Эллен Накасима (Ellen Nakashima). «Должностные лица заявили, что пока неясно, осуществляли ли ОАЭ атаки самостоятельно или заключали контракты на их выполнение».

Посол ОАЭ в Вашингтоне Юсеф аль-Отайба (Yousef al-Otaiba) опроверг эти заявления. «ОАЭ не имеют никакого отношения к предполагаемой хакерской атаке, описанной в статье, — сказал он, прежде чем повторить жалобы своей страны в отношении внешней политики Катара. — Правда сказана о поведении Катара. Финансирование, поддержка и пособничество экстремистам — от Талибана (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.) до Хамаса. Подстрекательство к насилию, поощрение радикализации и подрыв стабильности соседей».

Существует множество прецедентов для слухов и мрачных инсинуаций, которые подпитывают напряженность в этой части мира. Разрыв в отношениях в 2014 году привел к волне ложных сообщений о том, что гражданам Саудовской Аравии и Эмиратов было запрещено посещение Harrods, лондонского универмага, принадлежащего фонду национального благосостояния Катара.

Аналитики объясняют, что нынешний тупик — это продолжение длительных разногласий и напряженности с Катаром, который раздражал более крупных соседей тем, что использовал свои богатства, чтобы оказывать гораздо большее влияние на мировой арене. Речь идет о спорах из-за поддержки разных сторон в конфликтах от Сирии до Ливии, а также о провокационной работе канала «Аль-Джазира», финансируемой Катаром сети, которую Эр-Рияд и Абу-Даби хотят закрыть.

Катар также выбрал другой дипломатический путь, который отличается от плана соседей. В стране размещены офисы таких группировок, как Талибан и Хамас, для посредничества в региональных конфликтах. «На фоне урчащих лимузинов и лодок, пришвартованных в бухте, Доха стала домом для экзотического множества бойцов, финансистов и идеологов, нейтральным городом вроде Вены во времена холодной войны или персидской версией вымышленного пиратского бара в фильме „Звездные войны"», — пишет Деклан Уолш (Declan Walsh) из The New York Times.

«Страна всегда была местом, где оседали бездомные, бродяги и нежелательные люди, — сказал The Times Дэвид Робертс (David B. Roberts), автор книги „Катар: обеспечение глобальных амбиций города-государства" (Qatar: Securing the Global Ambitions of a City-State). — На полуострове не было всеобъемлющей власти, поэтому если бы вас разыскивал шейх, вы могли бы сбежать в Катар, и вас никто не потревожил бы».

Таким образом, кризис среди богатых стран Персидского залива продолжается. На прошлой неделе госсекретарь США Рекс Тиллерсон провел спорный раунд дипломатических переговоров в Кувейте, Катаре и Саудовской Аравии в попытке разрядить ситуацию. Все страны-участницы конфликта — союзники США. В Катаре находится самая большая военная база Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и Тиллерсон предпочел бы, чтобы все успокоились и вернулись к другим вопросам, в частности к борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.). Но его усилия пока не принесли особых плодов.

Тиллерсон провел публичный гамбит в Дохе, подписав меморандум о взаимопонимании, в котором Катар пообещал сделать все возможное, чтобы заблокировать финансирование экстремистских групп на Ближнем Востоке и в других местах. Это быстро превратилось в фарс. «Катарцы хвастались, что они первыми в регионе подписали такой пакт и призвали арабов, настроенных против них, сделать то же самое, — пишет моя коллега Кэрол Морелло (Carol Morello). — Четыре страны, поддерживающие блокаду, заявили о том, что именно они заставили Катар подписать пакт и одновременно отвергли его как „недостаточную" меру, чтобы положить конец их эмбарго».

В понедельник, когда ОАЭ опровергали обвинения в хакерских атаках, посольство Саудовской Аравии в Вашингтоне процитировало в Twitter интервью с президентом Трампом, где он нападал на Катар. Это было еще одно доказательство диссонанса между Белым домом и Государственным департаментом в вопросе кризиса — и еще одно напоминание о том, что в ближайшее время спор в Персидском заливе не прекратится.

Катар. ОАЭ. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248923


ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 17 июля 2017 > № 2245444

Министр иностранных дел ОАЭ доктор Анвар Гаргаш выступил с обращением в Лондоне по поводу «катарского кризиса». По его словам, есть признаки того, что давление на Доху «работает».

Напомним, Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет наложили санкции и оборвали дипломатические отношения с Катаром 5 июня в связи с обвинениями в поддержке экстремизма и терроризма. Доха опровергает обвинения.

ОАЭ ищут региональное решение кризиса, консультируясь с международными партнерами по поводу путей разрешения споров между арабскими странами и Дохой.

В сегодняшнем выступлении в Лондоне Анвар Гаргаш заявил: “Нам требуется региональное решение и международный мониторинг. Мы должны быть уверены в том, что Катар, государство с резервами в $300 млрд, больше не является официальным или неофициальным спонсором джихадистских и террористических действий”.

ОАЭ приветствовали соглашение между США и Катаром о противодействии финансированию терроризма. Тем не менее, арабские страны выразили скептицизм относительно того, будет ли Катар придерживаться своих обязательств.

Соглашение между Дохой и Вашингтоном было подписано в ходе четырехдневной миссии госсекретаря США Рекса Тиллерсона, которая должна была положить конец расколу между Катаром и его соседями. Однако никаких заявлений о прогрессе в урегулировании конфликта не было сделано.

Четыре арабские страны заявили, что введенные санкции будут действовать до тех пор, пока Катар не выполнит их требования.

ОАЭ. Катар > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 17 июля 2017 > № 2245444


Египет. Катар > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 17 июля 2017 > № 2247899

Власти Египта приняли решение о введении с четверга, 20 июля обязательных въездных виз для всех приезжающих в страну граждан Катара, пишет египетская газета "Дустур".

Исключение будет сделано только для граждан Египта, состоящих в браке с катарцами, детей от смешанных браков, а также катарских студентов, обучающихся в египетских государственных вузах.

По информации издания, теперь граждане Катара, которые до разрыва в июне отношений въезжали в Египет без виз, должны будут получать разрешение на поездку заблаговременно в посольствах АРЕ за границей.

Лица из категорий, для которых сделано исключение, смогут получить туристическую трехмесячную визу в аэропортах Египта, а затем будут обязаны узаконить свое пребывание на египетской территории.

Сообщается также, что необходимость получения виз затронет не только простых граждан, но также дипломатов и чиновников.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Египет отменил авиасообщение с Катаром и закрыл для катарской авиации свое воздушное пространство.

Маргарита Кислова.

Египет. Катар > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 17 июля 2017 > № 2247899


Катар. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 14 июля 2017 > № 2246156

Катарский кризис принимает затяжной характер.

Примиренческая миссия госсекретаря США Рекса Тиллерсона не увенчалась успехом.

Катарский кризис далек от политического решения, считает госминистр иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) Анвар Гаргаш. «Мы движемся в сторону отчуждения на длительный срок, мы очень далеки от политического решения, которое включает в себя изменение Катаром своего курса. Мы должны искать новый формат отношений», – написал он в своем микроблоге в твиттере. Это заявление, считают наблюдатели, свидетельствует о том, что примиренческая миссия госсекретаря США Рекса Тиллерсона, который на этой неделе посетил Катар и Саудовскую Аравию, не увенчалась успехом.

В Дохе Тиллерсон и катарские власти подписали меморандум о взаимопонимании в сфере борьбы с терроризмом. По словам американского госсекретаря, этот документ «предусматривает ряд шагов, которые две страны предпримут в последующие месяцы и годы с целью пресечения финансирования терроризма и активизации контртеррористических усилий по всему миру».

Госдепартамент США по итогам визита Тиллерсона в страны Персидского залива высказал надежду, что усилия госсекретаря приведут к прямым переговорам между участниками конфликта. «Мы надеемся, что все стороны на это согласятся», – заявил госдеп.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет разорвали отношения с Катаром, обвинив его в финансировании террористических группировок и вмешательстве во внутренние дела других стран. Позднее они выдвинули Дохе ультимативные требования из 13 пунктов, которые Катар объявил невыполнимыми.

Катар. США. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 14 июля 2017 > № 2246156


Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 июля 2017 > № 2243144

Операция «Коровник в пустыне»

Конфликт вокруг Катара пока не нашёл разрешения, Доха приготовилась к длительной блокаде

Ситуация, связанная с блокадой Катара арабскими странами, усугубляется. Катар не пошёл на выполнение выдвинутых ему странами-соседями условий и получил новые обвинения – на этот раз в невыполнении соглашений 2013−2014 годов. Эмират занял твёрдую позицию и приготовился к долгой блокаде: в пустыне уже построены кондиционированные коровники. Страна намерена самостоятельно обеспечивать себя молоком.

Фальшивка-детонатор

Завязка нового витка противостояния приходится на май 2017 года, когда Катарское информационное агентство опубликовало заявление от лица правящего эмира Тамим бин Хамад Аль Тани (Tamim bin Hamad Al Thani) в поддержку Ирана и ХАМАС. Официальная Доха назвала видео фальшивкой, однако его происхождение до сих пор не прояснено.

5 июня ряд стран, среди которых Саудовская Аравия, Египет, Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн, Йемен, Ливия и другие, объявили о разрыве дипломатических отношений с Дохой. Формально – из-за подозрений в поддержке Катаром исламистских группировок, включая «Братьев-мусульман», «Исламский халифат» и «Аль-Каиду».

Газета The Financial Times со ссылкой на источники в правительстве Катара и в командовании боевиков сообщила о ещё одной причине блокады – якобы власти Катара заплатили выкуп в 1 миллиард долларов за освобождение членов королевской семьи, часть из которого ушла террористам, связанным с «Аль-Каидой».

Вслед за разрывом дипломатических отношений страны обязали своих граждан покинуть Катар, а катарским авиакомпаниям были запрещены полёты над территорией этих стран.

Сильнее всего санкции затронули знаменитый катарский канал «Аль-Джазира», который столкнулся с существенными ограничениями вещания и доступа к его сайту на территории ОАЭ, Египта и других стран. Также серьёзно пострадала авиакомпания Qatar Airways (традиционно занимает верхние позиции в мировых рейтингах авиакомпаний). Для неё было закрыто воздушное пространство.

Условием разрешения дипломатического скандала стал ряд требований, выдвинутых Катару со стороны блокировавших его государств. Ультиматум предполагал закрытие телеканала «Аль-Джазира», прекращение дипломатических отношений с Ираном и военного сотрудничества с Турцией, выдача всех разыскиваемых ими преступников, которые скрываются в Катаре. Кроме того, страны потребовали у Дохи денежную компенсацию.

Переговоры по условиям ультиматума ни к чему не привели. 4 июля закончился срок выполнения требований. Катар назвал выдвинутые условия нереалистичными и, заручившись поддержкой Турции и Ирана, заявил, что готов к длительной блокаде.

11 июля CNN опубликовал документы, из которых следует, что Катар не выполнял соглашения 2013−2014 годов между Саудовской Аравией, Бахрейном, ОАЭ и Египтом. По данным телеканала, эти соглашения помогают понять причину кризиса в отношениях между странами. Как следует из договора, страны взяли на себя обязательства «воздержаться от поддержки каких-либо политических течений, которые несут угрозу для кого-либо из членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива».

Как Катар переживает блокаду

Для понимания ситуации, в которой оказался Катар, достаточно понимать, что это очень богатый эмират (независимость получил в 1971 году), который импортирует 90% продовольствия, не имеет запасов питьевой воды и находится в пустыне. Население Катара превышает 2 млн человек. Страна занимает первое место в мире по ВВП на душу населения, благодаря нефтедобыче и нефтепереработке.

После того, как стало понятно, что Доха не будет выполнять предъявленные ей требования, глава Центрального банка Катара заявил, что страна может выстоять любой шок. По его словам, ЦБ Катара обладает запасами в 40 млрд долларов и запасами золота в 300 млрд долларов.

До конца года в страну завезут порядка 4 тысяч коров из западных стран, первый самолёт с животными из Германии должен был прилететь уже на этой неделе. Для бурёнок посреди пустыни уже построены кондиционированные коровники.

Мощности Qatar Airlines используются для поставок в страну продовольствия – главным образом из Ирана и Турции (ультиматум предполагал ослабление связи Катара с этими странами, а получилось наоборот). Власти заявляют, что готовы платить за доставку каждой бутылки молока, если это является ценой независимости страны.

Впрочем, не всё так гладко. В Катаре есть и малообеспеченные слои населения. Как правило, это приезжие рабочие, занятые на стройках объектов инфраструктуры, стадионов и небоскрёбов к чемпионату мира по футболу 2022 года. Для них неизбежный рост цен на продукты оказался ощутимым.

Кирилл Балберов

Катар > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 14 июля 2017 > № 2243144


США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243093

США рассчитывают, что Катар сможет начать прямые переговоры со своими соседями и рядом других арабских стран для разрешения кризиса в отношениях, заявила официальный представитель госдепартамента Хизер Науэрт.

Выступая в четверг на брифинге, Науэрт напомнила, что в последние дни госсекретарь США Рекс Тиллерсон посетил Катар и соседние страны, где обсуждал возможные пути выхода из кризиса, выступая в качестве посредника.

"На основе проведенных дискуссий госсекретарь полагает, что важным следующим шагом должны стать прямые переговоры сторон. Мы надеемся, что это произойдет", — сказала Науэрт на брифинге.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2243093


США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2242898

США наблюдают "небольшой прогресс" в ситуации вокруг Катара, заявила в четверг на брифинге официальный представитель госдепа Хизер Науэрт.

По ее словам, тот факт, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон провел консультации с конфликтующими сторонами, уже является шагом на пути к разрешению кризиса вокруг Катара.

Науэрт отметила, что США наблюдают "небольшой прогресс". Кроме того, по ее словам, Катар и США начнут проводить "регулярные консультации на высоком уровне по контртерроризму".

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2017 > № 2242898


США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243808

Грандиозная своповая сделка России и Катара: Европа в обмен на Азию

Так что же на самом деле происходит вокруг Катара?

В июне 2017 года на Ближнем Востоке произошел политический раскол, однако вместо обострения сунитско-шиитского противостояния пополам оказался разделен сам суннитский мир. В чем причина разворачивающегося конфликта? Каковы интересы враждующих сторон? Кто инициировал сложившееся положение? И, наконец, кому выгоден очередной персидский конфликт?

Предыстория и предпосылки

В конце девяностых годов прошлого века отец нынешнего катарского эмира создал в Дохе три мощнейших инструмента влияния на исламский мир. Первым стал международный канал «Аль-Джазира» — СМИ номер один на территории всего современного Ближнего Востока. Вторым — Всемирный совет мусульман — наиболее авторитетная мусульманская организация, состоящая из девяноста тысяч уважаемых богословов. А третьим — Суверенный фонд Катара, являющийся одним из двадцати наиболее масштабных мировых фондов благосостояния. Позже именно эти три механизма позволили «карликовому» по своему населению государству стать одним из наиболее влиятельных политических региональных игроков.

В 2011 году, в ходе развития американской стратегии «арабской весны» перевороты произошли в Тунисе, Египте и Йемене; гражданские войны в Ливии и Сирии; восстания и массовые протесты в Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Марокко и Омане; менее значительные недовольства в Кувейте, Ливане, Мавритании, Судане, Джибути и Западной Сахаре. И всё это время династия Катара планомерно портила политические отношения буквально со всеми своими союзными соседями региона. Так продолжалось вплоть до переворота в Египте, когда лидер Всемирного совета мусульман Али аль-Карадаги при мощнейшей поддержке катарского канала «Аль-Джазира» буквально силой протащил в кресло руководителя страны партию «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и президента Мухаммеда Мурси.

После этого Саудовская Аравия окончательно отказалась сохранять безучастный нейтралитет и к большому неудовольствию американцев поддержала в Египте собственный государственный переворот, к 2013 году приведя к власти Абделя Фаттаха ас-Сиси. С тех пор разлад между двумя соседями лишь усугублялся, а Катар, в ответ на отстранение от власти своего человека, выпустил в открытый эфир наиболее влиятельного в суннитском мире богослова Карадаги, который месяцами призывал к свержению существующего в Саудовской Аравии королевского строя. Саудиты использовали аналогичные методы и собирали вокруг себя доступных влиянию салафитских улемов, периодически пытаясь с их помощью признать нынешних эмиров Катара незаконными наследниками и узурпаторами престола.

В конечном итоге к 2014 году накал взаимных страстей достиг такой величины, что из Дохи были отозваны все послы тех региональных режимов, которые отозвали их и сегодня. Дальнейшее обострение тянулось восемь месяцев и продолжалось до тех пор, пока в Кувейт не начали прибывать высокопоставленные американские чиновники. В наши дни история повторяется практически в зеркальном виде, за тем существенным исключением, что причины для ее возникновения, а также геополитические последствия сложившейся ситуации на этот раз выходят далеко за рамки внутренних региональных противоречий.

Тем не менее формальным поводом для начала современного кризиса послужило майское обращение эмира Катара в поздравительной речи правоохранительной академии, где последний заявил о серьезных планах правящего режима пересмотреть международные отношения с Ираном, «Хезболой» и Израилем, причем в пользу их кардинального улучшения. Позже видео оказалось в открытом доступе. Саудиты, воспользовавшись приездом Дональда Трампа, сыграли на опережение, силами шести арабских государств — Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ, Бахрейна, Йемена и Ливии объявив Дохе о немедленном разрыве дипломатических отношений. Далее последовало прекращение транспортного сообщения и высылка из указанных стран подданных Катара, получение Дохой списка требований из тринадцати пунктов, отказ, начало взаимных обвинений и дальнейший рост двустороннего противодействия…

Настоящие причины катарского кризиса

I. Терроризм. Обвинения в терроризме, предъявленные Катару в качестве официальной причины для его ближневосточной изоляции, не выдерживают никакой рациональной критики. Такие пункты, как «предоставление убежища лидерам радикальных движений, распространение идеологии «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «ИГ» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вмешательство в дела соседних независимых государств, финансирование террористических формирований» и так далее, с легкостью могут быть применены и к самим обвинителям. Уже давно не является секретом, что Катар создавал эти запрещенные в России террористические группировки вместе с Саудовской Аравией — они спонсировались, комплектовались и обучались обеими этими странами и являются их общей историей преступлений перед безопасностью человечества. Реальная причина для катарского кризиса состоит не в этом.

II. Внутренняя конкуренция. Какие бы обвинения ни выдвигали официальные лица арабского мира в публичной риторике, личный повод, сподвигший их к разрыву отношений с Катаром, всегда состоял в политическом соперничестве и упущенных выгодах. Огромные запасы газа и наиболее масштабные по охвату государственные СМИ всегда нервировали катарских соседей. Но наибольшую политическую антипатию вызывало поведение эмирата в Египте, где Доха поддержала «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), в Бахрейне, где эмират развивал пропаганду исламского террора, в Ливии и ОАЭ, где им инициировались антиправительственные движения, и собственно в самой Саудовской Аравии, где организовывался не только подрыв общественного доверия, но и вскармливание оппозиции к династии в стране.

Даже в Йемене Катар планировал организовать собственный альтернативный проект и по-новому прописать в нем единоличную роль эмирата. В итоге к моменту начала современного кризиса буквально каждая из стран окружения хотела снизить амбиции зазнавшегося территориального соперника как минимум до нуля.

III. Иран. Религиозный разлом между суннитами и шиитами столетиями являлся основным конфликтом ближневосточного региона. В этой связи значимой причиной антикатарского демарша является обнародованное от его имени заявление о необходимости сближения с шиитским Ираном — главным геополитическим противником суннитских монархий. Катар же налаживать отношения с ним был попросту вынужден. Причина этому состоит в том, что месторождение «Северный купол», разрабатываемое Дохой, расположено не только в пределах его территориальных вод, но и в водах соседнего Ирана. И если раньше находящийся под санкциями Тегеран не мог приступить к разработке собственной части месторождения, то теперь ситуация изменилась, и Катар не смог не учитывать проявившегося иранского мнения.

IV. США и Израиль. США достаточно долго дистанцировались от развивающейся ближневосточной проблемы, и причиной для их столь нелогичного поведения был постоянный поиск внутриполитических альтернатив. Именно для этого Саудовская Аравия, называемая Трампом «главной проблемой Америки в регионе», очень быстро стала первой точкой для его дружественного международного визита, а Иран, под давлением израильского лобби, напротив, превратился во врага номер один. В вопросе с Дохой американский лидер вновь столкнулся с лобби «внутреннего Израиля». И поскольку он необходим ему во внутриполитической борьбе, не стал вмешиваться в конфликт сразу же, прекрасно зная, что эмир этой страны не так давно высказывал идею о поддержке нынешнего движения ХАМАС и предлагал снять с него ярлыки террористической организации.

Плюс ко всему, задержка при вмешательстве давала Трампу и косвенные преимущества, такие как возможность проведения у себя в стране чемпионата мира по футболу в 2022 году, так как борьбу за место его проведения Катар выиграл именно у Америки.

V. Геополитика, Россия, газ — главные причины разворачивающегося конфликта. Суверенный инвестиционный фонд Катара был организован в 2005 году, а уже к январю 2017 года его капитал составлял не менее 335 млрд долларов. В июне 2013 года фонд Катара стал владельцем 2,95% уставного капитала ВТБ, в сентябре 2016-го — владельцем 24,99% акций аэропорта «Пулково». В декабре того же года им были приобретены 19,5% акций «Роснефти» в консорциуме с Glencore, а в июне 2017-го начаты активные переговоры о покупке 25-процентной доли в Независимой Нефтегазовой Компании (находящейся при этом под прямыми американскими санкциями). Сегодня фонд широко поддерживает сотрудничество с Российским фондом прямых инвестиций и изучает проекты с общим объемом 6,5 млрд долларов.

Из перечисленных выше цифр хорошо заметно, что Катар активно сотрудничал с Россией до начала активной фазы сирийской «гражданской» войны и сразу после вмешательства нашей страны в ее военные реалии. А это в свою очередь означает, что короткий провал в несколько лет был обусловлен участием Дохи в чужом геополитическом проекте, причем в таком, в котором Россия уже не являлась сопутствующим игроком. Речь, разумеется, идет об американском трансграничном трубопроводе «Катар — Европа».

Катар при нынешних темпах добычи газа имеет подтвержденные запасы природного сырья на 160 лет вперед, и при этом существенное конкурентное преимущество над Россией — значительно более низкую себестоимость. Исходя из этого, США под руководством предыдущей государственной администрации и пытались вывести Катар на энергетические рынки Европы, надеясь поэтапно выдавить оттуда российские монополии. Доха в данном проекте следовала собственным интересам, Россия получала колоссальный удар, а США — соответствующие геополитические выгоды. Однако с появлением в Сирии российских ВКС проект провалился, трубопровод стал нереализуем, а Доха быстро изменила свои текущие переговорные позиции.

В конце 2016 года Кремль сделал Катару предложение, от которого нельзя было отказаться. Суть заключалась в отправке катарского газа не в ЕС, а напрямую в Азию, в счёт обязательств российского «Ямал СПГ», в то время как российский газ с ямальского месторождения, напротив, шел бы в Европу, но уже в счёт катарских продаж. Иными словами, Россия руками компании «Новатэк» заключала крупнейший газовый контракт с Дохой по реализации сжиженного газа на таких условиях, при которых Катар продает свой СПГ в Азию под видом российского, а Россия реализует тот же собственный объем в ЕС, но под видом катарского.

На самом деле — это грандиозная своповая сделка, о которой Россия и Катар не трубили на весь мир, а тихо и спокойно реализовали. В ней все стороны, кроме США, оказывались довольны: Катар получал альтернативный газовый маршрут, Россия — политические и экономические преференции, а в Сирии переставал финансироваться существенный пул террористов ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Судя по длительному невмешательству Америки в катарскую изоляцию, Доха на предложение Москвы все-таки согласилась, а вот США дожидаться конца 2017 года и запуска первой очереди «Ямал СПГ» явно посчитали преждевременным.

В отличие от предыдущих элит Вашингтона, которые планировали вывести Катар на рынок ЕС и тем самым выдавить из него Россию, нынешние, стоящие за спиной Дональда Трампа, исповедуют другую политику. Их метод вытеснения России из ЕС заключается в доставке на его энергетические рынки исключительно американского сжиженного газа. И, разумеется, в данной стратегии Катар в связке с Москвой этому плану чрезвычайно невыгоден. С одной стороны, в США для сжижения столь крупных партий голубого топлива пока нет необходимой инфраструктуры, а с другой, ее строительство займет не менее десяти лет. Для сравнения: объем российских поставок в одну только Германию в 2015 году составил порядка 45,3 млрд кубометров, а это в пересчете составляет не менее 32 млн тонн. Для транспортировки такого количества топлива США потребовалось бы 329 танкеров Creole Spirit в течение одного года, или по одному супертанкеру в ЕС в сутки. И это при том, что на сегодняшний день в мире число таких кораблей колеблется в районе четырехсот.

Учитывая это, Катар, разумеется, планирует бороться, в то время как для нашей страны любой исход сложившегося вокруг Дохи положения представляет собой удовлетворительный результат. Во-первых, в ходе конфликта Катар уже заявил об удвоении собственной добычи газа, и это ставит проблемные для нас СПГ-проекты в США и Австралии под большие вопросы. Во-вторых, семьдесят процентов новых американских СПГ-мощностей, запланированных к реализации на следующее десятилетие от Техаса до Австралии, все еще не имеют инвестиционных решений.

И, в-третьих, те, кто могут эти инвестиционные решения предложить, генеральные директора трех крупнейших нефтегазовых компаний — Exxon Mobil, Royal Dutch Shell и Total — выстроились в очередь не к ним, а к эмиру Катара, открывшего для иностранных инвесторов свободный доступ к разработке нового сверхбогатого газового месторождения. Помимо этого, конфликт вокруг Катара толкает вверх и цены на нефть, что также положительно сказывается на российской экономике, а «арабское НАТО», речь о котором шла во время посещения Саудовской Аравии Дональдом Трампом, в свете нынешнего суннитского раскола реализовано явно не будет.

Катарский кризис еще раз продемонстрировал миру, что арабские государства сплотиться из-за острой внутренней конкуренции не в состоянии. А это делит Ближний Восток уже не только на оси суннитов и шиитов, но и определяет отношения Катара с Египтом и даже с Саудовской Аравией внутри самого ранее единого суннитского образования. Данное обстоятельство качественно повышает возможности Москвы для выгодного политического маневра и позволяет России не занимать те неудобные позиции, при которых придется принимать одну из противоборствующих сторон. Геополитическая партия активно продолжается, но успехи России уже внушают оптимизм.

Руслан Хубиев

США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 июля 2017 > № 2243808


Катар. Франция. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 июля 2017 > № 2252610

Total совместно с Qatar Petroleum приступила к добыче нефти на катарском месторождении Al-Shaheen.

Total оперативно приступает к работе на крупнейшем катарском нефтяном месторождении Аль-Шахин (Al-Shaheen) совместно с Qatar Petroleum.

Об этом 12 июля 2017 г сообщает французская компания.

Total выиграла тендер, на котором определялся новый партнер Qatar Petroleum в июне 2016 г.

Объем инвестиций Total за 5 лет составит 3,5 млрд долл США.

По условиям соглашения, Total будет принадлежать доля участия 30% в совместном предприятии по управлению месторождением - North Oil Co в течение следующих 25 лет.

Ранее эта доля принадлежала датской Maersk Oil.

Отметим, что 85% нефтедобычи Катара приходится всего на несколько месторождений: Аль-Шахин, Духан и Идд-эль-Шарги.

Катарская нефтедобыча делится на наземную и шельфовую.

Месторождение Аль-Шахин, располагается к северу от г Рас Лаффан.

Сегодня нефтяники добывают здесь 300 тыс барр/сутки нефти.

Ежедневно Катар производит по 670 тыс барр нефти.

Таким образом, 1 лишь это месторождение покрывает почти 50% всего производства нефти в стране.

Длина скважины составляет 12 290 м, что вплоть до 2011 г делало ее самой длинной в мире.

Позже рекорд побила нефтяная шахта, прорубленная для проекта Сахалин-1.

Катар. Франция. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 12 июля 2017 > № 2252610


Франция. Катар > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 12 июля 2017 > № 2239793

Total и Qatar Petroleum возьмут на себя управление гигантским морским нефтяным месторождением Аль-Шахин (Al Shaheen) в течение 25 лет, начиная с 14 июля 2017 года. На месторождении добывается 300 тысяч баррелей нефти в день.

Концессию будет осуществлять North Oil Company (NOC), которая была создана год назад в качестве партнерства между Total (30%) и Qatar Petroleum (70%).

«Присоединение к проекту Al Shaheen является важной вехой и достижением в долгой истории партнерства с Катаром, где мы работаем уже более 80 лет. NOC будет использовать свои технические возможности для оптимизации эксплуатации сложного нефтяного месторождения Аль-Шахин. - сказал Патрик Пуйан, председатель и главный исполнительный директор Total. - Наша компания полностью привержена развитию своего партнерства с Qatar Petroleum как в Катаре, так и на международном уровне и готова и дальше расширять свое сотрудничество, в частности, в новых проектах в Катаре».

Добыча на месторождении Аль-Шахин, расположенном в 80 км к северу от Рас-Лаффана, началась в 1994 году. В настоящее время здесь построено 30 платформ и 300 скважин, а добыча с месторождения составляет около половины добычи нефти в Катаре.

Первый этап плана развития Al Shaheen, состоящий из бурения 56 новых скважин, начнется этим летом с установки первых двух буровых установок.

Франция. Катар > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 12 июля 2017 > № 2239793


Израиль. Катар. Сингапур. Весь мир > Транспорт > newsru.co.il, 12 июля 2017 > № 2244853

Влиятельный американский туристический журнал Travel and Leisure опубликовал традиционный рейтинг туристических объектов за 2017 год.

В категории лучших аэропортов мира израильский аэропорт имени Бен-Гуриона занял восьмое место. При составлении рейтинга учитывалось наличие и качество услуг, удобство и дизайн аэропортов.

Лучшим аэропортом мира признан аэропорт Чанги в Сингапуре, располагающий бесплатным кинотеатром, спа-центром, садами, бассейном, комнатами отдыха и умным дизайном, существенно облегчающим ориентирование.

На втором месте – аэропорт Хамед в столице Катара Дохе. Далее следуют аэропорт Дубаи в ОАЭ, аэропорт Инчеон в Южной Корее и аэропорт Гонконга.

Лучший европейский аэропорт расположен в швейцарском Цюрихе. На седьмом месте – аэропорт Ханеда в Токио, на девятом месте – аэропорт Абу-Даби (ОАЭ), а замыкает TOP-10 амстердамский аэропорт Схипхол.

Израиль. Катар. Сингапур. Весь мир > Транспорт > newsru.co.il, 12 июля 2017 > № 2244853


Египет. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239879

В коалиции по борьбе с запрещенной в РФ и других странах террористической организацией "Исламское государство" не должно быть тех, кто на словах заявляет о поддержке усилий по борьбе с терроризмом, а на деле поддерживает его, заявил официальный представитель египетского МИД Ахмед Абу Зейд.

Это заявление прозвучало в Вашингтоне на совещании коалиции по борьбе с ИГ* после обвинений в адрес Катара в поддержке террористических организаций, предоставлении им трибуны в общеарабских СМИ. "Членство в коалиции должно распространяться только на единомышленников, государства, сообща противостоящих терроризму", — сказал египетский дипломат.

Он подчеркнул, что недопустимо, когда в коалиции находятся государства, которые "страдают раздвоением личности и носят разные маски". "Перед мировым сообществом называют себя партнером в борьбе с терроризмом, но при этом поддерживают подозрительные связи с террористами и экстремистами, снабжая их деньгами и оружием, чтобы принести разрушения в регион Ближнего Востока", — сказал Абу Зейд.

Он напомнил, что катарский телеканал "Аль-Джазира" не раз предоставлял трибуну представителям группировок, которые признаны террористическими. Кроме того, он отметил, что Катар выплатил огромные средства террористам в качестве выкупа за своих подданных, что является нарушением.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Позже они предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

*Террористическая организация, запрещенная на территории России.

Надим Зуауи.

Египет. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239879


Катар. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 июля 2017 > № 2246112

Ситуация с Катаром не угрожает соглашению о снижении добычи нефти - Минэнерго РФ.

В Москве заявили, что не вмешиваются в ситуацию, а также высказали надежду, что проблема будет решена мирно и не помешает борьбе с терроризмом.

Минэнерго России не считает, что катарский дипломатический кризис ставит под угрозу соглашение о сокращении добычи нефти, заявил журналистам министр Александр Новак. «Я сегодня встречался с министром энергетики Катара. Мы обсуждали ситуацию на рынке и наши взаимоотношения. Он еще раз подтвердил, что Катар привержен исполнению тех обязательств, которые они на себя взяли по сокращению добычи нефти», – сказал Новак, комментируя возможность влияния политического конфликта вокруг Катара на выполнение сделки по сокращению добычи нефти.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Посредником в разрешении конфликта выступил Кувейт.

В Москве заявили, что не вмешиваются в ситуацию, а также высказали надежду, что проблема будет решена мирно и не помешает борьбе с терроризмом.

В конце 2016 года ОПЕК и 11 независимых стран-экспортеров, в том числе Россия, заключили соглашение о сокращении добычи нефти. Согласно договоренностям, участники в течение первого полугодия 2017 года должны были вывести с нефтяного рынка 1,8 млн б/с по отношению к уровню октября 2016 года.

На встрече в Вене в мае этого года страны продлили соглашение до апреля 2018 года, сохранив прежние квоты для всех участников. Цель соглашения - снизить глобальные запасы нефти до средних за пять лет уровней.

По словам Новака, Россия и ОПЕК заинтересованы в плавном выходе из соглашения по сокращению добычи нефти и в скором времени намерены обсудить стратегию выхода. По словам Новака, другие участники ОПЕК также подтвердили заинтересованность в выходе из сделки так, чтобы предложение росло по мере роста спроса в течение второго - третьего кварталов 2018 года.

Катар. Россия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 11 июля 2017 > № 2246112


США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239889

Подписанный во вторник в Дохе между США и Катаром меморандум о взаимопонимании по борьбе и финансированию терроризма — мера недостаточная, страны, бойкотирующие Катар (Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн), продолжат следить за выполнением катарскими властями взятых на себя обязательств по борьбе с терроризмом и препятствованию его финансирования. Об этом говорится в совместном заявлении четырех арабских государств, которое цитирует саудовский портал "Аль-Йоум".

Катар и США во вторник в Дохе подписали меморандум о взаимопонимании по противодействию терроризму.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон сейчас находится в турне по странам Ближнего Востока. Во вторник он совершил визит в Доху, а в среду прибудет в Саудовскую Аравию, где примет участие в заседании стран, бойкотирующих Катар.

"Подписание меморандума о взаимопонимании по противодействию финансированию терроризма между властями США и Катара, — это шаг, который стал результатом многолетнего давления и требований, которые выдвигали четыре арабских страны… Эта мера недостаточная. Четыре страны продолжат контролировать серьезность намерений Катара в отношении взятых на себя обязательств", — говорится в заявлении.

Четыре арабские страны также заявили, что продолжат бойкотировать Катар вплоть до выполнения им всех выдвинутых четверкой требований в полном объеме, а также поблагодарили американские власти за вовлеченность в проблемы региона.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

Маргарита Кислова.

США. Катар > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239889


Саудовская Аравия. Катар. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239894

Четыре арабские страны: Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ и Бахрейн — продолжат бойкот Катара вплоть до выполнения всех выдвинутых ранее требований в отношении терроризма и вмешательства во внутренние дела арабских государств, говорится в заявлении бойкотирующих Катар стран, которое приводит саудовский портал "Аль-Йоум".

"Существующие меры четырех стран будут продолжаться, пока катарские власти не возьмут на себя обязательство о выполнении справедливых требований по противостоянию терроризму и достижению стабильности и безопасности в регионе в полной мере", — говорится в документе.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. К решению позднее присоединился ряд других государств. Кувейт выступил посредником в разрешении конфликта.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отверг обвинения арабских соседей и заявил, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены, а также нарушают его суверенитет.

Катар и США во вторник в Дохе подписали меморандум о взаимопонимании по противодействию терроризму.

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон сейчас находится в турне по странам Ближнего Востока. Во вторник он совершил визит в Доху, а в среду прибудет в Саудовскую Аравию, где примет участие в заседании стран, бойкотирующих Катар.

Маргарита Кислова.

Саудовская Аравия. Катар. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2239894


Катар. Австрия. Индонезия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2240286

Катар привержен соглашению о сокращении нефтедобычи стран ОПЕК+ и не намерен увеличивать добычу "черного золота", пишет агентство Блумберг со ссылкой на главного исполнительного директора катарской государственной нефтяной компании Qatar Petroleum (QP) Саада аль-Кааби.

"Страна не намерена наращивать добычу", — сказал главный исполнительный директор QP.

При этом аль-Кааби отметил, что Катар рассмотрит вопрос об увеличении добычи на месторождении Al-Shaheen; запланированные инвестиции в месторождение в размере 3,5 миллиарда долларов в течение 5 лет с французской Total поддержат добычу. "У нас много амбиций. Мы находимся в режиме огромного роста", — заявил он.

В конце июня французская нефтегазовая компания Total сообщила о том, что подписала соглашение с Qatar Petroleum и получила 30%-ную долю в концессии морского нефтяного месторождения Al-Shaheen на 25 лет, начиная с 14 июля 2017 года. Месторождение Al-Shaheen начало производство в 1994 году. Существующий комплекс состоит из 30 платформ и 300 скважин. Месторождение производит 300 тысяч баррелей нефти в день, что представляет собой почти половину общей добычи нефти в Катаре.

ОПЕК и ряд не входящих в организацию стран договорились в конце 2016 года в Вене о сокращении своей добычи нефти суммарно на 1,8 миллиона баррелей в сутки с октябрьского уровня, из которых 300 тысяч приходятся на Россию. Соглашение было заключено на первое полугодие 2017 года с возможностью продления. В мае срок его действия был продлен на девять месяцев — до конца марта 2018 года.

Qatar Petroleum — государственная нефтяная компания Катара. Основана в 1974 году.

Катар. Австрия. Индонезия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 11 июля 2017 > № 2240286


Катар. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > ukragroconsult.com, 11 июля 2017 > № 2238711

Рейсы для коров: Европа доставит в Катар скот самолетами

В Катаре проживает всего 2,6 миллиона человек, но страна импортирует 90% продуктов и обладает резервами пресной воды лишь на два дня.

Чтобы справиться с торговой блокадой арабских стран, Катар начнет поставлять рогатый скот по воздуху. До конца лета в страну самолетами из западных стран перевезут 4 тысяч коров, сообщает Газета.ru.

"Прошло уже больше месяца с момента разрыва дипломатических отношений с Катаром со стороны Бахрейна, Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и других стран Персидского залива.

Союзники, обвиняющие Катар в поддержке терроризма и вмешательстве в дела других стран, объявили, что блокада затянется на неопределенный срок. В качестве посредника продолжает выступать Кувейт, но нет никаких признаков того, что кризис скоро закончится", - говорится в сообщении. В Катаре проживает всего 2,6 миллиона человек, но страна импортирует 90% продуктов и обладает резервами пресной воды лишь на два дня. Поэтому, когда 5 июня Саудовская Аравия внезапно закрыла единственную сухопутную границу Катара, в стране началась настоящая паника, связанная с опасностью голода в стране. Но спустя некоторое время волнения прекратились. Четыре недели спустя полки супермаркетов Дохи снова полны, а в местных ресторанах нет недостатка в каких-либо блюдах, пишет The Telegraph.

Серьезной нехватки продовольствия удалось избежать благодаря Турции и Ирану, которые помогли заменить поставки из Саудовской Аравии, а также действиям правительства по открытию новых судоходных линий, использованию возможностей государственной авиакомпании Qatar Airways и субсидированию импорта продовольствия. Читайте также Оппоненты Катара не смогли договориться о новых санкциях Пока что у богатого Катара нет проблем с тем, чтобы накормить своих жителей. 10 июля глава Центрального банка Катара Абдула бин Сауд аль-Тани заявил, что страна готова к длительной экономической блокаде. "Мы ни в чем не виноваты. У нас нет проблем, мы приветствуем тех, кто интересуется информацией о наших активах, она открыта", - отметил глава катарского регулятора.

Как сообщил аль-Тани, Центробанк Катара обладает запасами в 40 миллиардов долларов и запасами золота на 300 миллиардов долларов, поэтому экономика страны готова выдержать "любой шок", пишет CNBC. Товары с коротким сроком хранения, такие как овощи и молочные продукты, являются наиболее уязвимой частью разрушенной цепочки поставок. На данный момент Катар зависит от импорта турецкого молока, в результате чего арабские покупатели жалуются на незнакомый язык на этикетках и иногда даже на "иностранный" вкус.

Катар. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > ukragroconsult.com, 11 июля 2017 > № 2238711


Россия. Катар. Австрия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 10 июля 2017 > № 2238890

Глава Минэнерго РФ Александр Новак не видит рисков неисполнения Катаром соглашения ОПЕК+, получил заверения министра Катара, что страна будет исполнять свои обязательства.

"Я сегодня встречался, в том числе, с министром энергетики Катара, господином ас-Садой (министром энергетики и промышленности Катара Мохаммедом бен Салехом ас-Садой — ред.) Мы обсудили подробно ситуацию на рынке и наши взаимоотношения… Он еще раз подтвердил, что Катар привержен исполнению тех обязательств, которые они на себя взяли в декабре прошлого года и в дальнейшем, когда мы договорились продлить сделку на девять месяцев. Мы не видим здесь рисков. Катар будет исполнять соглашения, со слов министра", — сказал Новак журналистам в кулуарах XXII Всемирного нефтяного конгресса.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела.

ОПЕК и ряд не входящих в организацию стран договорились в конце 2016 года в Вене о сокращении своей добычи нефти суммарно на 1,8 миллиона баррелей в сутки с октябрьского уровня, из которых 300 тысяч приходятся на Россию. Соглашение было заключено на первое полугодие 2017 года. В мае срок его действия был продлен на девять месяцев — до конца марта 2018 года.

Россия. Катар. Австрия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 10 июля 2017 > № 2238890


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238482

На катарской кухне. Мы публикуем самый опасный материал, разоблачающий «Аль-Джазиру»

Мухаммед Заки (Muhammed Zaki), Al Ahram, Египет

Фоторепортер канала «Аль-Джазира» Мухаммед Фаузи раскрыл новые секреты о «фокусах» и планах Дохи относительно поддержки терроризма и насилия в нескольких арабских странах. Фаузи показал закулисную жизнь и условия получения работы на канале «Аль-Джазира», а также раскрыл секретные планы по достижению Катаром целей через этот канал. Фоторепортер признался, что канал «Аль-Джазира» является главным свидетельством, разоблачающим Доху. В частной беседе с «Аль-Ахрам Аль-Араби» он раскрыл тайные отношения между работниками канала и политиками, а также предоставил факты о связях «Аль-Джазиры» с террористическими организациями в странах арабского мира и сведения о событиях января 2011 года, доказывающие наличие диверсионных планов Дохи.

Я работал фоторепортером с 1993 года и в течение более чем двух десятилетий показал большую часть мировых событий с присущим мне профессионализмом и нейтралитетом. В том числе, войну в Руанде, террористические действия в Алжире, события в Ираке и Ливане, операцию «Гроздья Гнева» в Кане и другие события. Я работал и на других арабских каналах, включая канал Абу-Даби. Это был большой для меня опыт до тех пор, пока я не попал на одну из конференций в Южной Африке в 2001 году. На ней я впервые встретился с Вадахой Ханфарой, но тогда я еще не знал, что эта встреча станет началом всех бед. Потом начались события в Афганистане, и я отправился в Кабул. В Афганистане к власти пришли «Талибан» и «Аль-Каида». Там я впервые познакомился с корреспондентом «Аль-Джазиры» Тайсиром Алоуни. Он был очень близок к талибам и поэтому они пригласили нас пожить в доме недалеко оттуда, где жили репортеры «Аль-Джазиры», но я отказался, настояв на пребывании в отеле Intercontinental. Я был удивлен установившимся доверием между «Аль-Каидой», «Талибаном» и сотрудниками «Аль-Джазиры» в Кабуле и Кандагаре.

Угроза смерти

В отель часто приходили, чтобы встретиться с одним из гостей «Аль-Каиды» Абу Джихадом. Вскоре талибы ушли из города и все арабы стали находиться под угрозой смерти. Египетской делегации, находящейся там, удалось убедить арабов уехать из страны. Они сильно рисковали, покидая Афганистан через другие страны. А затем началась война в Ираке. Я сопровождал американские силы и был свидетелем лжи со стороны «Аль-Джазиры», особенно, что касается успехов американских сил, поражения иракской армии и падения ее морального духа. Война закончилась, и я был удивлен звонку с «Аль-Джазиры», в ходе которого меня попросили приехать в Доху и предложили работать с ними с 2004 года. Когда я начал работать, то обнаружил, что нахожусь перед крупнейшим обманщиком. Все на этом канале наполнено ненавистью и заговорами. Я перепробовал много способов не иметь с ними дела. Тем более, что большинство их репортеров ненавидели Египет и Мубарака. Главным редактором в то время был иорданский журналист, который всегда говорил, что арабский мир нуждается в революции.

Кровавый переворот

После этих событий ХАМАС захватил власть в секторе Газа, устроив кровавый переворот и «Аль-Джазира» превратилась в рупор установившегося там режима. Журналисты «Аль-Джазиры» стали соперничать между собой перед Вадахом Ханфаром, надеясь получить его одобрение. Он стал кумиром исламистов, ему возносились молитвы и хвала от ХАМАС и «Хезболлы». Это являлось основной задачей для большинства корреспондентов «Аль-Джазиры» (Ахмад Зейдан, Ахмед Фархат, Ахмед Мансур и другие), которые находились в районах напряженности, где господствовали исламисты. Так что канал покрывает исламистов даже без напоминаний со стороны высшего руководства. Я решил перейти на английский канал, где надеялся на «здоровую» атмосферу для работы вдали от экстремизма, который существует на арабских каналах. И все было хорошо до тех пор, пока ко мне не пришли работать два молодых журналиста (англичанин и шотландец). Их происхождение обнаружили египтяне. Оказалось, что они являлись боевиками организации «Братья-мусульмане». Позже работал начинающий американский журналист, который в прошлом был морпехом. За короткий период ему удалось получить доступ к высшим должностным лицам. Он преуспел в проведении встреч с администрацией США и Вадахом Ханфаром для достижения американских целей, включая сотрудничество в области безопасности, предоставление информации об экстремистах и многое другое.

Настоящее лицо «Аль-Джазиры»

Этот человек с началом напряженности на Ближнем Востоке назвал себя моим предшественником и предоставил полную свободу слухам о том, что я работал вместе с ним в Афганистане, но это ложь. С началом «арабской весны» «Аль-Джазира» показала свое истинное лицо. Она покрывает экстремистские идеи, а их офис в Каире является лучшим доказательством того, что за эту поддержку они получают возможность оплачивать услуги большого количества специалистов и получать оборудование для вещания. Некоторые из этих технических средств прибыли из аэропорта, а другие через тоннели в секторе Газа. Все съемочные группы, работающие в «Аль-Джазире» защищены от боевиков. Все они используются в подстрекательстве к демонстрациям. Не стоит забывать о 28 января, когда я освещал демонстрацию в Александрии, в которой участвовали отлично подготовленные люди для того, чтобы противостоять полиции. Подобную сцену я видел и в Газе. Специально обученные люди отвлекали полицию и жгли город. Эта сцена сразу напомнила мне, как был взят Багдад и в этот момент я понял, что Египет находится на грани оккупации экстремистскими группировками.

Демонстрация насилия в эфирах

«Аль-Джазира» постоянно в прямом эфире транслирует насилие и демонстрации. Двое ее сотрудников спокойно вели репортаж с площади Тахрир или с Суэца, находясь под защитой «Братьев-мусульман». Тоже самое происходило позже в Ливии, где «Аль-Джазира» отдавала предпочтение экстремистам. И каждый день я ищу ответ на вопрос: почему это канал Бен Ладена? Но в Сирии ситуация оказалась самой сложной. «Братья-мусульмане» взяли под контроль Египет, Ливию и Тунис, а теперь на очереди Сирия. «Аль-Джазира» открыла свои офисы в приграничных с Сирией турецких районах и назначила их главами, таких людей как Тайсира Алоуни и Ахмеда Ибрагима Абдо. Оба они сирийцы и имеют контакты с экстремистами внутри Сирии. Также они внесли свой вклад в поддержку бригады «Ахрар аш-Шам» и организации «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) деньгами и оружием, они встречают бойцов из Европы и я случайно был свидетелем, как Тайсир Алоуни встречал боевиков перед тем, как они проникали в Сирию.

Та же ситуация повторилась в Мали, северная часть которой была оккупирована террористическими и экстремистскими группировками с которыми у «Аль-Джазиры» были хорошие отношения. А также я заметил, что для каждого конфликта в Западной Африке, Центральной и Восточной Азии и Латинской Америке есть отдельные инвестиционные проекты. Я решил не продлевать свой контракт с «Аль-Джазирой». Египет необходимо избавить от господства «Братьев-мусульман», и я ждал лишь благоприятного случая для поездки в Египет, чтобы устроить демонстрацию против «Братьев-мусульман» и предупредить людей о преступлениях этой организации. Особенно о том, что я видел перед нападением на демонстрантов, когда производились атаки в больницах, пока мы принимали раненых в церквях, чтобы защитить их и перевязать раны. 30 июня около миллиона человек вышли против «Братьев-мусульман». В это время «Аль-Джазира» и Катар послали ряд журналистов и инженеров для полной координации с «Братьями-мусульманами». На украденных автомобилях они устанавливали технику для вещания, а инженеры «Аль-Джазиры» работали на них. Таким образом, мы все видели прямую трансляцию канала, примкнувшего к террористическим силам.

Аннулирование разрешений

Между тем, правительство Египта аннулировало разрешения на вещание и работу сети «Аль-Джазиры», но канал не волновало это решение, поэтому они бросили вызов закону, направив камеры, деньги и сотрудников в страну, не сообщил о том, что это журналисты. Я был одним из тех кому аннулировали разрешение на работу. «Аль-Джазира» покрывала режим в Египте, не обращая внимания на мнение египтян. И был один случай, когда отель Марриот превратился для меня в клетку. Я был освобожден после дня расследования и содержания под стражей после того, как египтяне убедились, что я не состою в террористической группировке, а являюсь журналистом. После этого я уехал в Доху и объяснил руководству, что их решение скрыть принадлежность к прессе не привело ни к чему хорошему в Египте. Однако руководство решило использовать эту ситуацию против Египта. Велись разговоры об освобождении журналистов Al Jazeera English, в ходе которых руководство заявило мне, что у них есть план по оказанию давления на Египет, но их освобождение не является приоритетным для «Аль-Джазиры». Я и мои коллеги заплатили цену, будучи невиновными. Также не следует забывать, что когда происходило празднование инаугурации президента Ас-Сиси, я находился в Бразилии. Мне заочно вынесли приговор — десять лет тюрьмы, поэтому я надеялся получить прощение от президента, как я сказал на встрече с Associated Press в Нью-Йорке, но ничего пока не произошло.

Я не перестану отстаивать свои права. «Аль-Джазира» оскорбила меня, уничтожила мое будущее, отняла у меня семью. Я против «Аль-Джазиры», которая предает все профессиональные принципы ради поддержки террористических группировок. Моя проблема будет рассмотрена федеральным судом в Вашингтоне, и я надеюсь, что получу справедливое решение, которое может быть уменьшит несправедливость, которую ощутили на себе все стороны.

Судебное решение: меня заочно приговорили к десяти годам тюрьмы и адвокат не может меня защитить, потому как я не нахожусь в Египте.

Затруднительное положение Египта

Я направил президенту Ас-Сиси просьбу об амнистии и попытался донести свою просьбу до средств массовой информации и официальные запросы, но я не могу смущать Египет перед западными СМИ, тем более, что они ждут любой возможности раскритиковать президента. Поэтому я не связываюсь с «Аль-Джазирой» и Washington Post, но, конечно, хочу вернуться в Египет.

Я забыл упомянуть, что мои взгляды, касательно Сирии, такие же, как и в самой Сирии. Я несколько раз был на поле боя, включая сирийский город Ракка, а также видел много боев и казней.

Я наблюдал за ролью «Аль-Джазиры» в Сирии, которая снимала казни. А есть ли у них информация об иорданском пилоте? Я не снимал казни, но видел их в Ракке. В этом городе людей приглашают на улицу через микрофоны. Затем выводят заключенных на площадь и объявляют об их преступлениях перед всеми, а затем убивают выстрелом в затылок.

Лидеры движения

В Сирии ситуация полностью отличается от ситуации в любой другой стране. В стране ограничены перемещения и координация из-за движения «Ахрар аш-Шам» и других группировок. Сирийские милиции детально изучают маршрут, проверяя принадлежность каждой деревни, чтобы определить безопасное место для проживания и подготовки своих планов. С нами постоянно находились иностранные члены безопасности.

Я помню, что в первый раз, когда я приехал в Алеппо, то встретил много арабских боевиков. Я был недалеко от Латакии, где мы встретились с одним из лидеров «Джебхат ан-Нусры». И у нас была с ним встреча, в ходе которой он впервые признал принадлежность «Джебхат ан-Нусры» к «Аль-Каиде». На встрече присутствовали группы бойцов, которые размахивали пачками долларов, и тогда я понял, что это плата за одну из операций, которая поступила им из Катара, но оплата производится только после осуществления определенных задач и предоставления фотографий в качестве доказательств.

Я видел помощь, поступающую из арабских национальных фондов, которой в настоящее время пользуются главы милиции, чтобы набирать новых бойцов. ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) контролирует только один аэропорт. И я в первый раз увидел «новобранцев» возле Алеппо. Среди них было много ливийцев, тунисцев и египтян. Сирийская авиация не бомбила то место возле Алеппо, где мы находись. Наши дома были безопасными и мы иногда выезжали на своих машинах, чтобы встретиться с сирийцами на улице. И если бы не их любовь к Египту и страх перед боевиками в Алеппо, то они бы давно уничтожили «Аль-Джазиру».

Контакт с террористическими вооруженными формированиями

У «Аль-Джазиры» есть контакты везде со всеми террористическим формированиями, и именно благодаря этому они с легкостью направляют нас туда, где это лучше всего послужит их политическим целям.

Ситуация в Ливии была другой. Я направился в туда впервые после падения режима в Египта и начавшегося хаоса на границе. Я предполагал, что не увижу ливийских солдат на границе как раньше, но они были там, но уже не в качестве преступников. Они приветствовали нас, так как мы являлись делегацией «Аль-Джазиры». Мы имели доступ к Бенгази, где находилось здание на Площади мучеников, используемое в качестве штаб-квартиры для нас и для милиций. Перед зданием был огромный двор, на котором проводились демонстрации, похороны, выступления и поднятие флага Катара над зданием и площадью. Ежедневно мы ходили на линию фронта Адждабию и видели египетских боевиков и боевиков из других арабских стран в рядах террористических группировок, но они всегда скрывали свои лица от камер.

Координация между боевиками и офисом «Аль-Джазиры» находится на самом высоком уровне. Al Jazeera English доминирует над ливийскими СМИ. Она сотрудничает с египетскими «Братья-мусульманами» и с полевыми госпиталями.

Я помню, как видел члена Конгресса США республиканца Джона Маккейна и встретился с генералом Абдул Фаттахом Юнисом до его смерти, а также с Абдель Хакимом Бельхаджем, командующим Военным советом и террористом, который украл деньги Ливии при поддержке Катара и был назначен Дохой и Анкарой.

Сообщение о разделении сторон

Я забыл упомянуть то важное, что помогло мне преодолеть шок от оккупации Египта экстремистами 28 января 2011 года. Я находился в Александрии, когда закончились пожары и военные автомобили начали ездить по улицам и переулкам, требуя, чтобы люди зажгли свет на своих балконах, чтобы улицы были освещены. Это сообщение было направлено на разделение сторон безопасности, чтобы направить людей на немедленное сопротивление терроризму. На данный момент, мое психическое состояние начало восстанавливаться и я начал самостоятельно бороться с экстремистами, используя средства связи, а также свои связи с семьей и соседями, чтобы те не отчаивались и продолжали сопротивляться оккупации Египта экстремистскими группами.

До января при каждой встрече шейха Хамада или шейхи Мозы с любым иностранным должностным лицом говорилось о Египте и о причинении зла президентом Мубараком. Я был свидетелем нескольких таких встреч. А 28 января я отказался завершить работу в Египте субъективной позиции «Аль-Джазиры». Я был свидетелем того, что «Аль-Джазира» стремится к увеличению напряженности, а также отправляет демонстрантам недвусмысленные сообщения, например фотографии с повешенным Хосни Мубараком. Меня просили сфотографировать это, но я отказался. Были тенденции к объединению демонстрантов после великих слов покойного Омара Сулеймана. Кроме того, есть еще одна история, которая подтвердила мое решение — это сокрытие событий в Александрии. Мы были в осаде в одном из домов в Египте из-за вооруженных головорезов. Мы провели там 16 часов пока глава местной «Аль-Джазиры» не успокоил нас. Он сказал нам не бояться, потому как ситуация развивается по плану и что они вышлют за нами иностранные силы. После этого я отказался завершить работу и вернулся в Каир. Кроме того, я видел встречу Каддафи и Хамада в Судане, на которой в первый раз встретил Вадаха Ханфара, являющегося на тот момент постоянным корреспондентом «Аль-Джазиры».

Уход талибов и поражение Аль-Каиды

Мы встретились с Ханфаром на обеде в одном из богатых домов в городе Дерпен (Dörpen, город в Германии — прим. ред.) и обменялись телефонами. Также я встречался с ним в Афганистане после ухода талибов и победы «Аль-Каиды». Он пришел с севера вместе с их бойцами, чтобы укрепить отношения между ними и Дохой. А затем мы встретились в Багдаде после падения правящего режима. Ханфар был назначен генеральным директором «Аль-Джазиры». Он позвал меня на работу в «Аль-Джазиру», и я получил приглашение приехать в Доху в 2004 году, чтобы взять у него интервью. Мой бывший коллега по работе окружил себя палестинцами из «Аль-Джазиры». Каждый мчался к нему, как в мечеть, чтобы «помолиться» ему и заручиться его расположением. Меня не заботилл создание более прочных отношений с ним, так что я не пользовался его расположением. Однако после падения режима в секторе Газа «Аль-Джазира» превратилась в рупор ХАМАСа, а затем и в рупор исламистов. Я помню, как скрывалось присутствие министра иностранных дел Израиля в Дохе. Мы были в отеле Sheraton Doha, когда американский журналист попросил меня остаться после работы. И тогда я обнаружил, что он хочет снять встречу Ливни (Ципи Ливни — министр иностранных дел Израиля с 2006 по 2009 год — прим. ред.) с руководством «Аль-Джазиры», но когда Вадах Ханфар увидел меня, то он сразу же потребовал немедленно уйти. Гнев и обида четко были видны на его лице.

Встреча бойцов

У «Аль-Джазиры» имеются множество офисов в Турции, которые располагаются в Стамбуле, Анкаре, Газиантепе и Хатае. «Городские офисы» преследуют политические цели, а «пограничные» устанавливают контакт с экстремистскими группами в Сирии. Этим, как правило, занимаются такие люди, как Тайсир Алоуни и Ахмеда Ибрагима Абдо под наблюдением одного из доверенных людей «Аль-Джазиры» Юсуфа Шули. Тайсир Алоуни и его сын Усама, которые имеют испанское гражданство, играют активную роль во встрече боевиков, прибывающих из Европы и арабских стран Магриба. А роль Ахмеда Ибрагима заключается в поставке боевикам оружия и другой материальной помощи. А у «Джебхат ан-Нусры» много помощников, включая бывшую журналистку «Аль-Джазиры» Кэрол Малуф, которая имеет австралийское гражданство. Она присоединилась к одному из американских институтов в Чикаго, который призывает к демократии (например, он поощрял действия египетских активистов в январских событиях). Малуф позже вышла замуж за мусульманина, который является членом «Джебхат ан-Нусры» и имеет близкие отношения с журналистом Ибрагимом Хилалом, который был приговорен к смерти из-за того, что он шпионил для Катара.

Не делается тайны из отношений с офисами «Аль-Джазиры». В Судане руководство офиса работает вместе со службами суданской безопасности, продолжая проникать в суданские властные структуры. Газа не входит в сферу интересов «Аль-Джазиры», но там все равно есть большой офис для всех членов ХАМАС. Что касается Al Jazeera English, то она продолжает набирать репортеров только в соответствии с политикой канала. Среди них Айман Мухиддин, который в настоящее время является репортером на американском канале NBC, и Шерин Тадрос, которая возглавляет нью-йоркский офис Amnesty International. Не остается сомнений в том, что на них влияет политика тех, кто за ними стоит.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238482


Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238522

Кризис в Персидском Заливе и «Светлобровый»

Нурс Аль-Араби (Nurs Al-Arabi), Al Jisr TV, Сирия

Разногласия между Саудовской Аравией и Катаром начались после военного переворота, совершенного Абдель Фаттахом Ас-Сиси в Египте. Этот переворот был организован Саудовской Аравией, которой противостоял Катар. С тех пор телеканал «Аль-Джазира» выступает на стороне законного президента Мухаммеда Мурси, которого избрал египетский народ, и клеймит позором переворот Ас-Сиси, за которым стояли Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Эти страны потратили миллиарды на то, чтобы с помощью средств массовой информации убедить мир в том, что произошедшее не было военным переворотом, а волеизъявлением египетского народа. Однако они не в состоянии противостоять медиа-гиганту, каким является «Аль-Джазира», что побудило короля Саудовской Аравии вмешаться и потребовать от эмира Катара, чтобы последний оказал давление на руководство катарского телеканала, и оно ослабило нападки на правительство Ас-Сиси. Однако просьба короля была отвергнута, и противоречия между странами обострились до такой степени, что Саудовская Аравия и некоторые другие государства Персидского залива приняли решение отозвать своих послов из Катара.

Однако медиа-гигант «Аль-Джазира» выстоял перед натиском «MBC Group», принадлежащей Саудовской Аравии. Как следствие, королевство было вынуждено выработать новый план, который на этот раз предполагал закрытие катарского телеканала.

Да, «Аль-Джазира» является причиной бессонницы всех арабских монархов, боящихся за свои престолы, особенно после начала «арабской весны», которую этот канал поддержал. Так, «Аль-Джазира» стала выражать чаяния народов арабских стран, ослабевших в эпоху правления диктаторов, а последние в свою очередь стали бояться начала «арабской весны» в их странах.

Но проблема заключалась в выборе способа противостояния телеканалу, и решением стало «нападение» на государство, спонсирующее «Аль-Джазиру», — Катар. Таким образом, стороны инициировали кампанию против Катара и прибегли к поддержке американского президента Трампа, который сделал соответствующие публикации в Twitter. Однако Трамп столкнулся с противодействием со стороны оппозиции, которая описала его действия как поспешные. Тем не менее удар пришелся не только по американскому президенту, но и по вышеупомянутым арабским странам, которые столкнулись с тем, что Турция направила на военную базу в Катаре свои войска, которые предотвратили там попытку военного переворота, подобного тому, что в свое время произошел в Египте. Кроме того, турецкая сторона послала в Катар тонны продовольствия, благодаря чему попытка блокады государства провалилась.

Если говорить вкратце, война против «Аль-Джазиры» оказалась безуспешной для арабских руководителей, боящихся за свой престол. Как следствие, они приняли решение начать борьбу против государства, с территории которого вещает этот телеканал. Те, кто объявил эту войну, считали, что борются с географически маленьким государством и одержать победу будет легко, однако они не знали, что Катар сделал много хорошего и неизбежно воспользуется этим. Так, эта страна поддержала требования народов, которым приходилось терпеть всевозможные беды от жестоких правительств. Арабские монархи забыли, что в распоряжении Катара «Аль-Джазира», гигант в области средств массовой информации, которые являются сильнейшим оружием в XXI веке. Им трудно что-либо противопоставить Катару в этой сфере, так что «Аль-Джазира» опровергла все обвинения со стороны этих государств.

Кампании против Катара, вклад в которую внесла публикация Трампа, предшествовал телефонный звонок с борта президентского самолета. Этот звонок был совершен перед пресс-конференцией министров иностранных дел Саудовской Аравии, Египта, ОАЭ и Бахрейна, и по всей видимости, в ходе него Трамп дал им новые инструкции касательно политической компании, несоизмеримые с «твитами» в самом начале конфликта. Все это стало причиной опоздания министров на пресс-конференцию, как и того, что выступающие выглядели растерянными и отказались отвечать на многие вопросы, в частности, относительно того, какие шаги они собираются предпринять в дальнейшем. Последнее обстоятельство дает нам повод утверждать, что они ждут новых инструкций, будь то в виде «твита», срочного звонка или же движения бровей всем известного блондина.

Саудовская Аравия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2017 > № 2238522


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 июля 2017 > № 2238348

Золотые запасы. Катар сообщил о $340 млрд резервов в ответ на бойкот арабских стран

Редакция Forbes

В результате транспортной блокады и экономических санкций уже пострадали тысячи подданных страны и иностранцев. Катар создает специальную комиссию, которая будет принимать заявления на компенсацию потерь

Глава Центрального банка эмирата Катар Абдула бин Сауд Аль-Тани в интервью телеканалу CNBC сообщил, что его страна не боится бойкота арабских соседских государств и может выстоять экономическую блокаду.

По словам главы ЦБ, у Дохи есть золотые запасы на сумму $300 млрд и валютные резервы на сумму в $40 млрд. «В этом надежность нашей системы, у нас достаточно денег, чтобы выстоять любой шок», — подчеркнул Абдула бин Сауд Аль-Тани. «Поэтому я не считаю, что нам есть о чем беспокоиться в данный момент», — подчеркнул он.

Кроме того, как сообщил катарский телеканал «Аль-Джазира» со ссылкой на генпрокурора страны Али бен Фатыса, Катар создал специальную комиссию, которая будет принимать заявления на получение компенсаций пострадавших от бойкота, который более месяца назад объявили Дохе четыре арабские страны — Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет. По его словам, после получения и изучения запросов на компенсацию, комиссия будет принимать решения о дальнейших действиях. Эти дела могут рассматриваться как в местных судах, так и за пределами Катара, добавил он. По данным Катара, в результате бойкота пострадали тысячи подданных страны и иностранцев.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет 5 июня заявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела, в Дохе обвинения назвали безосновательными. Помимо политических последовали экономические санкции и транспортная блокада эмирата. Позднее четыре страны обозначили 13 требований для выхода из кризиса и передали их при посредничестве Кувейта. Требования в числе прочего включали отказ от сотрудничества с террористическими организациями «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещены в России), ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в России), а также с шиитским движением «Хезболла». На реализацию списка Катару было отведено 10 дней, по просьбе эмира Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха, срок был продлен на двое суток.

Несмотря на усилия кувейтского лидера, взявшего на себя посредническую роль с первых дней кризиса, позиции сторон конфликта до сих пор не удалось сблизить. В Дохе назвали требования нереалистичными и отказались их выполнять, призывая к диалогу и снятию санкций. Бойкотирующие эмират государства заявили, что дальнейшие их действия определит официальный ответ Катара. Министр иностранных дел Катара Мухаммад бен Абдуррахман Аль Тани заявлял, что страна готова сесть за стол переговоров, чтобы нормализовать ситуацию, но в итоге Доха отказалась выполнять выдвинутые требования.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 июля 2017 > № 2238348


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 июля 2017 > № 2238029

Катар создал специальную комиссию, которая будет принимать заявления на получение компенсаций пострадавших от бойкота, который более месяца назад объявили Дохе четыре арабские страны — Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет, сообщил катарский телеканал "Аль-Джазира" со ссылкой на генпрокурора страны Али бен Фатыса.

"Комиссия по компенсациям станет центральным органом, который будет принимать запросы от пострадавших в результате блокады. В комиссию войдут представители МИД и министерства юстиции", — сказал генеральный прокурор.

По его словам, после получения и изучения запросов на компенсацию, комиссия будет принимать решения о дальнейших действиях. Эти дела могут рассматриваться как в местных судах, так и за пределами Катара, добавил он. По данным Катара, в результате бойкота пострадали тысячи подданных страны и иностранцев.

Бойкот предполагает не только разрыв дипломатических отношений, но и прекращение всякого транспортного сообщения, выдворение подданных Катара из государств, объявивших бойкот. Таким образом, пострадали не только бизнесмены, но и студенты, учившиеся за рубежом, смешанные семьи.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей.

Ультиматум содержал 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира". Катар отверг эти требования, назвав их нереалистичными.

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 июля 2017 > № 2238029


Египет. Катар > Транспорт > newsru.co.il, 9 июля 2017 > № 2244867

Управление Суэцкого канала и расположенной на его берегах экономической зоны сообщило, что приступило к реализации решения Египта, Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов о разрыве отношений с Катаром.

Согласно заявлению, катарским судам запрещен вход в территориальные воды Египта и египетские порты. При этом проход через Суэцкий канал разрешен - в соответствии с нормами международного права.

Канал – один из наиболее важных торговых путей в мире. Его закрытие заставило бы катарские суда идти в обход Африки, мимо мыса Доброй Надежды. Однако Египет имеет право блокировать проход только для кораблей государств, объявивших ему войну.

Арабские страны, разорвавшие связи с Катаром, несколько дней назад заявили, что продолжат бойкот этой страны. Они подвергли критике "отрицательный" ответ Катара на их список требований, выполнение которых является условием для прекращение дипломатического кризиса.

Катар призвал к "диалогу", чтобы решить разногласия. Министры иностранных дел Египта, Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ во время встречи в Каире заявили, что они сожалеют об отрицательном ответе из Катара.

Египет. Катар > Транспорт > newsru.co.il, 9 июля 2017 > № 2244867


Катар > Транспорт > dw.de, 7 июля 2017 > № 2235249

Катар аннулировал заказ на четыре самолета Airbus модели A350 из-за задержек их поставки. Об этом в ночь на пятницу, 7 июля, сообщает агентство Reuters со ссылкой на заявление представителя европейской авиастроительной компании.

Общая сумма сделки оценивалась в 1,2 млрд евро. Теперь концерн Airbus вынужден искать новых покупателей на изготовленные для Катара дальнемагистральные авиалайнеры.

По оценке Reuters, авиастроителю придется потратить еще порядка 60-80 млн долларов на изменение дизайна интерьера самолетов, который был оформлен под заказчика - авиакомпанию Qatar Airways.

Катар > Транспорт > dw.de, 7 июля 2017 > № 2235249


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235986

Короткая передышка перед эскалацией

Матиас Брюггман (Mathias Brüggmann), Handelsblatt, Германия

Бойкотирующие Катар страны пока не перешли к ужесточению санкций. Однако решения не намечается, конфликт будет обостряться. В результате все стороны сами себе вредят.

Облегчение после трех напряженных дней челночной дипломатии в странах Персидского залива было заметно по Зигмару Габриэлю. Встреча министров иностранных дел четырех бойкотирующих государств, которые в среду вечером в Каире не смогли договориться об ужесточении санкций против Катара, как сказал министр иностранных дел ФРГ после возвращения в Берлин, была хотя и не прорывом, однако был достигнут результат, который по крайней мере не осложняет дальнейший процесс. Теперь нужны настоящие переговоры всех сторон.

То есть, по всей видимости, наступило затишье перед бурей. Потому что Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет уже договорились о следующей встрече в столице Бахрейна Манаме, дата пока не определена. На встрече страны планируют согласовать более жесткие меры по отношению к Катару, который обвиняют в финансировании терроризма, вмешательстве во внутренние дела, пропаганде при помощи телеканала Al Jazeera, а также союзнических отношениях с вражеским Ираном. С 5 июня они пытаются изолировать Катар при помощи закрытия границ и экономических ограничений.

Краткосрочное сдерживание блокады Катара связано только с двумя персонами, но и это продлится недолго. Потому что арабские соседи, которые любят называть себя «братьями» Катара, бунтуют, так как маленькая страна на полуострове, расположенная перед Саудовской Аравией в Персидском Заливе, не уступает ни миллиметра. Если они примут эту ситуацию и не ответят более жесткими мерами, то потеряют лицо — в особенности новый наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман. Он хочет провести радикальные реформы в стране и при помощи жесткого курса во внешней политике, как в Йемене, так и в Катаре, отвести от себя критику консерваторов в связи с ослаблением статусных правил внутри страны.

То, что наступила передышка, связано, конечно, с Зигмаром Габриэлем. Хотя официально он не хочет брать на себя посредническую функцию, однако именно ее он выполнял среди всех присутствовавших. Им известно, что он поддерживает тесный контакт с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном и ЕС, а там мало понимают блокадные меры, зато все более активно выражают недоверие по отношению к Саудовской Аравии — потому что страна сама поддерживает экстремистов.

Однако в первую очередь речь идет о Дональде Трампе. Его внешняя политика с момента вступления в должность резко критикуется. Так и в отношении этого кризиса. Вначале он поддерживает блокадный фронт, обвиняя Катар, конечно, через Twitter, в финансировании терроризма. Затем он позволяет своему госсекретарю Рексу Тиллерсону допустить дипломатический раздор, когда закрываются дипломатические представительства, границы, переселяются тысячи людей, блокируются средства в банках. Этот спор стороны конфликта должны решать сами.

Так было до того момента, пока Трамп в среду не позвонил главе Египта Абдель-Фаттаху ас-Сиси и не сказал: конфликт необходимо завершить. По крайней мере, не должно последовать ужесточения санкций.

Интерес США понятен — у них в Катаре свой командный центр по Ближнему Востоку. В Бахрейне размещены их региональные военно-морские силы. Во всех задействованных странах Вашингтон располагает значительным военным присутствием. При Трампе США вновь хотят играть роль державы-защитника Персидского залива. И прежде всего Америка там хочет всем продавать оружие — понятно, что из-за лозунга «Америка прежде всего» и ради создания рабочих мест.

Однако в дипломатических кругах называют и другие, менее достойные мотивы — наращивание вооружений всех сторон может привести к такому серьезному конфликту, что может возникнуть необходимость дополнительных или резервных поставок. Или Вашингтон отправит под нож Саудовскую Аравию с ее чрезмерными амбициями — чтобы в результате самому взять под контроль важнейшее нефтяное государство мира и устранить конкурента американской энергетической экономики.

Сторонники теории заговора, конечно, придерживаются этой позиции. Но, если смотреть объективно, Вашингтон не заинтересован в том, чтобы разрушать страны Персидского залива. Это укрепит только позиции заклятого врага — Ирана, приведет к новой конфронтации, нестабильности, обострению войн в Сирии, Йемене и в других местах и, конечно, к повышению цен на нефть. Это, с одной стороны, хорошо для фрекинговой промышленности США, которая при текущих ценах на нефть буксует, однако ослабляет экономику в целом.

Может начаться новый замкнутый круг — отсутствие инвестиций стран Персидского залива в нефтяную и газовую экономику, ограниченность ресурсов, повышение цен, экономический кризис, что не придется по вкусу такому бизнесмену, как Трамп, когда он будет смотреть на ситуацию с высоты своей башни.

Для экономики, в том числе и немецкой, уже начавшийся кризис имеет плохие последствия. Но речь сейчас не о существующих последствиях. Хотя уже сейчас наблюдается повышение цен на авиа- и морские перевозки и увеличение времени в пути для региональных менеджеров. Однако намного более опасно в связи с блокадой Катара разрушение мечты о богатом, растущем, стабильном содружестве государств Персидского залива. Саудовская Аравия отвечала за добычу нефти, Катар — за экспорт СПГ, а также инвестировал миллиарды в строительство новых городов и проведение чемпионата мира по футболу 2022 года, ОАЭ — гигант авиаотрасли, а порт Дубая Джебель-Али — крупнейший хаб мира.

С закрытием Джебель-Али для катарских поставок и конфискацией предназначавшихся для Катара грузов Дубай сам себе оказал медвежью услугу. ОАЭ уже не являются надежным партнером. Снизится их роль посредника и хаба. Однако не только из-за Катара, который сейчас находит для себя решения, организуя поставки через Иран, Оман и собственный порт Хамад, а в первую очередь из-за экспансии Саудовской Аравии. Там с реформами наследного принца возникает собственная развлекательная и туристическая индустрия и, прежде всего, логистическая цепочка с железной дорогой, соединяющей запад и восток, и мегапортами. В результате в стороне оказываются Дубай и Доха.

За счет этого текущий кризис может быть лишь предвестником того, что придет на смену арабского братства в результате конкуренции, соперничества и эгоизма.

Однако Саудовская Аравия идет на большой риск не только и-за соперничества с малыми соседями. Намного более серьезные проблемы ожидаются в восточной провинции страны в связи с отсутствием катарского рынка. Уже сейчас в провинции, где в недрах пустыни расположены основные нефтяные источники, а крупнейший нефтяной концерн Saudi Aramco располагает офисом в Дамане, ожидаются конфликты. Регион населяют в основном арабские шииты — меньшинство по сравнению с суннитскими мусульманами в стране.

Сейчас уходит катарский рынок объемом в два миллиона потребителей. Огромные фермы поставляли в соседнюю страну из региона молоко, мясо птицу и другие продукты, снабжали Катар также цементные заводы и строительные компании. Закрытие границы разрушат этот рынок. Молоко Катар теперь покупает в Турции, овощи и фрукты — в Иране, а строительные материалы — в Индии. Кто хочет добиться этими мерами изменения политического курса Катара, должен принести жертвы, заявил высокопоставленный представитель Рияда.

То есть, в конце концов, все стороны вредят сами себе. Сказка «Тысяча и одна ночь» о фантастическом росте сверкающего мегаполиса Дубая, конкуренте Дохе, мечтах реформаторов в Рияде и развитии Абу-Даби станет реальностью, если регион останется стабильным. Если иностранные инвесторы смогут положиться на договоры, открытые рынки и интеграцию стран Персидского Залива — и, прежде всего, сами арабские инвесторы. Блокада уже привела к вынужденному переселению двуязычных семей (например, когда супруг — саудит, а жена — из Катара и у них есть дети, которые теперь не могут жить либо в Дохе, либо в Джидде). Или те, кто не может больше посещать свои заводы, магазины или торговые филиалы.

Кроме того, может возникнуть новых «арабский мятеж» — новые протесты в странах, где находятся истоки «арабской весны». В Марокко, Тунисе и Ираке, где в 2011 году было отстранено от власти руководство, вновь начинают протестовать люди. Хотя Саудовская Аравия и ОАЭ уже поддержали новых военных руководителей Каира и короля Марокко, предоставив многомиллиардную помощь, а собственным гражданам предоставили рабочие места и государственные дотации.

Однако в Египте деньги уходили скорее в нерациональные планы, такие как новое строительство в столице, чем на развитие промышленности. А падение цен на нефть привело к значительным потерям при искусственном удешевлении бензина, электричества и воды. Система «хлеба и зрелищ» уже не работает — придется прибегнуть к старой проверенной схеме отвлечения внимания от внутриполитических проблем при помощи внешнеполитической агрессии?

Раньше это всегда были войны. На этот раз, будем надеяться, что нет. Однако положение настолько нестабильно, что ни Катар не может выполнить требования других, ни противники без ощутимых успехов не смогут бездействовать, не потеряв при этом лицо. В Персидском заливе наступили драматические времена.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июля 2017 > № 2235986


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235908

Катар — «жертва» арабской ревности

Армен Петросян, Panorama.am, Армения

Третьего июля Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет при посредничестве Кувейта продлили на 48 часа срок ультиматума, состоящего из 13 пунктов, выдвинутого властям Катара, десятидневный срок которого закончился второго июля, а ранее, первого июля, МИД Катара заявил, что выдвинутые условия невыполнимы, поскольку угрожают суверенитету страны. А пятого июля представители вышеупомянутых арабских стран встретятся в Каире, чтобы «решить судьбу Катара».

Ключевые пункты ультиматума, выдвинутого для урегулирования, продолжающегося уже почти месяц, кризиса в Персидском заливе и прекращение политики изоляции Катара — это снижение уровня дипломатических отношений с Ираном, прекращение финансирования средств массовой информации Al Jazeera, Arabi2 и Middle East Eye, прекращение деятельности турецкой военной базы в Катаре и вывод турецких военнослужащих, прекращение отношений с террористическими организациями, в том числе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.), «Братьями мусульманами», ХАМАС, прекращение финансовой поддержки всем организациям, включенным в террористический список США, а также экстрадиция ряда граждан вышеупомянутых стран, имеющих отношение к террористическим организациям, оплата некоторых штрафов и компенсаций и так долее. При этом, было подчеркнуто также, что арабские страны не намерены прибегать к силовым методам, если Доха откажется выполнять выдвинутые требования. Кроме этого, была предпринята попытка втянуть в это США и ЕС, как сторон, осуществляющих контроль над процессом.

Помимо властей Катара, с разными заявлениями о невыполнимости ультиматума и необходимости урегулировать проблемы политическим путем, выступили Вашингтон, Берлин, Брюссель, Москва, против изоляции Катара выступили некоторые международные организации, а Анкара и Тегеран отреагировали более жестко, называя проводимую по отношению Катара политику «неприемлемой».

В общей сложности, нацеленные против Катара действия начались сразу после первого иностранного визита президента США Дональда Трампа в Саудовскую Аравию. В рамках этого визита со стороны новой администрации США была подчеркнута приоритетная роль королевства Саудовской Аравии среди арабских, мусульманских стран: именно Эль-Риаду была предоставлена «честь» быть одним из важнейших союзников США в различных региональных процессах, а ныне и в самом приоритетном процессе — в антитеррористической борьбе.

Воодушевившись доверенной им новой ролью, саудовские власти сразу приступили к делу, преследуя цель обуздать важнейшего конкурента — Катара, который находиться с королевством в одной команде и претендует на ее роль. «Карликовое государство с большими амбициями» не раз претендовало на конкуренцию с Саудовской Аравией начиная с Туниса, Ливии и Египта, до Палестины и Сирии, при этом достигая серьезнейших успехов. Особенно в рамках начавшейся в 2010-2011годах процессах «арабской весны» спонсируемые Катаром разные ответвления фундаментальной исламистской организации «Братья мусульмане» не раз оказывались на передовой военной и политической борьбы с действующими администрациями в вышеупомянутых государствах и ряде других арабских странах, а в Катаре действующий под опекой правящей семьи телеканал Al Jazeera превратился не только в пропагандистскую машину, разжигающую метаморфозы, происходящие в арабских странах, но и в рупор подопечных сил Катара.

Это и есть причина того, что 5 июня Саудовская Аравия с некоторыми региональными союзниками, в частности с ОАЭ, Египтом, Бахрейном, основываясь на приписываемом эмиру Катара спорном заявлении, обвинили Доху и заявили о политике дипломатической, экономической и дорожной изоляции, закрывая единственную сухопутную границу Катара с Саудовской Аравией и создавая препятствия коммуникации по воздушным и морским путям. Инициатива Эль-Риада получила поддержку, в общей сложности, со стороны одного десятка стран, в том числе не арабских, каждая из которых имела свои интересы, «более или менее» связанные со сведением счетов с эмиратом.

Между тем, однако, расчеты саудовских властей и их партнеров не оправдались — «молниеносной капитуляции не произошло», Катар не сложил оружие, а последовавшие в процессе развития событий обещают прямые серьезные последствия также для противников Дохи.

Конечно, на этой площадке конкуренции возможности маневрирования Катара крайне ограничены, однако власти эмирата, «не растерявшись», мобилизовали весь имеющийся арсенал, при этом как внутри страны, так и за ее пределами, для предотвращения возможных угроз своей власти. Именно такими мощностями Катар отличается от многочисленных арабских стран, его предыдущий и нынешний эмиры поставили в основу политического развития страны инфраструктурные и административные трансформации, по возможности балансируя уровень зависимости от разных внутренних и внешних факторов.

Обобщая рамки ответных шагов Катара можно представить их по следующим основным направлениям:

1. Формирование антикризисного штаба внутри страны, целью которого является оценка, как собственных возможностей, так и возможностей противника, координация ответных действий, как за пределами страны, в плане корректировки позиций внешних игроков, так в самом Катаре с целью предотвращения недовольств эмиром и возможных попыток переворота. Кстати, руководит данным штабом отец нынешнего эмира Тамим бин Хамад аль Тании — главный автор «Катарского чуда» Хамад бин Халифа аль Тани.

2. Углубление различных отношений — политических, экономических, военных с конкурентами Саудовской Аравии, как в регионе, так и за ее пределами.

Данное направление, в свою очередь, может иметь несколько составляющих:

А) Турция: Анкара выразила Катару свою полную поддержку, оказывая, как дипломатическую и продовольственную поддержку, так и согласившись укрепить созданную еще на основе соглашения 2015 года между двумя странами военную базу, где ныне служат, по разным оценкам, 100-300 турецких военных. На основе уже обновленного соглашения между сторонами прямо под носом у Саудовской Аравии будет действовать 3-5 тысячный контингент одного из ключевых конкурентов Эль-Риада в регионе и «суннитском мире» — Турции. Кроме этого, Турция стала главным поставщиком товаров первой необходимости, дефицит которых был вызван блокадой, в результате этого экспорт турецких товаров в Катар за последний месяц вырос почти в три раза. А тот факт, что Анкара продолжит деятельную поддержку властям Катара, никаких сомнений не вызывает.

Дружба Раджипа Таипа Эрдогана и эмира Катара Тамим бин Хамада имеет также довольно тесные личные основы, согласно разным разведывательным данным, по просьбе президента Турции именно элитные силы спецназначения Катара осуществляли охрану Эрдогана в процессе неудачной попытки переворота в Турции.

Б) Россия: в этом направлении действия находятся еще на уровне маневров. Власти Катара поддерживают активные дипломатические контакты с Москвой, как на уровне министров иностранных дел, так и регулярными телефонными разговорами на уровне руководителей двух стран.

В) Иран: действия в этом направлении в запасном арсенала Катара и будут более серьезно применены в случае варианта обострения напряжения. Несмотря на то, что со стороны Ирана есть готовность оказать более широкомасштабную помощь, тем не менее, официальная Доха пока ограничивается направлением дипломатической поддержки и поставками продовольствий, опасаясь вероятности еще большего разжигания «суннитского лагеря».

3. Активная дипломатическая деятельность. Министр иностранных дел Катара шейх Мухаммад бин Абд аль Рахим бин Ясим аль Тани за прошедший месяц посетил важные региональные и геополитические центры, проведя встречи также с руководящими кругами разных международных организаций, достигнув как минимум нейтральной позиции в связи со сложившимся кризисом, а в некоторых случаях — даже открытой поддержки.

4. Вмешательство во внутренние дела стран-противников через спонсируемые группировки — это направление тоже включено в запасной арсенал.

5. Ответные действия на пропагандистском поле. Несмотря на то обстоятельство, что большинство стран, присоединившихся к процессу изоляции Катара уже заблокировали деятельность ключевого инструмента катарской пропаганды, телеканала Al jazeera, тем не менее, это СМИ продолжает активно обращаться к развитиям в арабских странах, а его публикации часто цитируются множеством международных СМИ.

Таким образом, в течение продолжающегося около месяца кризиса власти Катара по вышеуказанным направлениям уже сделали разные шаги, существенно затрудняя возможности маневров противоположной стороны — от неудавшихся попыток внутреннего переворота до возможности прямого военного вторжения.

Между тем очевиден еще один факт — перспективы политического урегулирования проблемы только арабскими усилиями крайне туманны, так что, вмешательство вне-региональных игроков, кажется, не имеет альтернатив. Особенно после назначенной пятого июля встречи в Каире, во время которой, по всей вероятности, будет уточнена дальнейшая тактика четырех стран против Катара (очень вероятно, что возможные действия будут планироваться в направлении еще большего сжатия круга политической и экономической блокады Дохи), до определенного уровня будут также прочерчены дальнейшие новые платформы урегулирования проблемы, о которых определенные договоренности могут быть достигнуты также 7-8 июля в Гамбурге, в ходе проводимого там саммита G20.

P. S. Одной из важнейших особенностей этого кризиса в Персидском заливе является то, что между некоторыми представителями королевских династий или политических администраций участвующих в конфликте основных стран есть личная конкуренция и даже вражда, что предает дальнейшему развитию событий атмосферу дополнительной непредсказуемости. Ключевыми игроками кризиса являются такие амбициозные и непредсказуемые лидеры, как эмир Катара, президент Турции, король Бахрейна, президент Египта, наследственные принцы ОАЭ и Саудовской Аравии. Кстати, последний — Мухаммад бин Салман, для устранения препятствий на пути еще большего укрепления своих позиций внутри саудовского королевства и осуществления своей амбициозной политики всего несколько дней назад осуществил «дворцовую революцию», лишив Мухаммада бин Найифа ряда должностей и звания наследственного принца и заняв его место.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2235908


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234032

"Свободный мир поддерживает Катар!"

Фредерик Коллер | Le Temps

Посол Катара в Швейцарии Мубарак аль-Хаджри объясняет, как соседи заставляют его страну расплачиваться за то, что она поддержала "арабскую весну". Эксклюзивное интервью для швейцарской Le Temps взял журналист Фредерик Коллер.

"Каков ответ Катара на ультиматум со стороны его соседей?"

"Суверенитет нашей страны - это красная линия, это не может стать предметом обсуждения. В остальном мы открыты для дискуссий. Но когда предъявляются обвинения, необходимы доказательства", - ответил посол.

"Катар никогда не поддерживал ни "Аль-Каиду"*, ни организацию "Исламское государство"*, ни какую-либо другую террористическую группировку. На деле все наоборот: мы являемся членами международной коалиции по борьбе с терроризмом. У нас размещается главная американская военная база, откуда совершаются антитеррористические рейды в Сирии, Ираке, Афганистане и Йемене. Мы единственное государство региона, имеющее в составе МИДа подразделение по координации борьбы с терроризмом, и оно обменивается сведениями с союзниками. Те, кто обвиняют Катар в терроризме, сами считаются источником терроризма: среди устроивших теракт 11 сентября 2001 года, оказалось 15 саудитов и два человека - из Эмиратов. На сегодняшний день ни один гражданин Катара не участвовал в терактах", - сказал аль-Хаджри.

"Вы расплачиваетесь за вашу поддержку восстаний "арабской весны?" - спросил журналист.

"Это очевидно. Но мы не жалеем о том, что встали на праведную сторону Истории. Катар был вместе с народами, которые боролись за свободу и достоинство. Быть может, результат этих восстаний оказался печальным, однако это не умаляет благородства наших намерений. Нам не в чем раскаиваться. Катар не был подстрекателем этих волнений. Страны, которые сегодня издают указ о блокаде против нас, сделали все для их дискредитации, так как видели в них угрозу для своего режима", - ответил посол Катара.

"Почему вы поддерживаете "Братьев-мусульман?"

"Мы поддержали это движение, когда оно было у власти в Египте, как и остальной мир, мы не являлись исключением. Они были избраны демократическим путем. Когда они оказались отстранены от власти военной силой, мы прекратили с ними разговаривать. Но мы осуждаем метод, которым был остановлен демократический процесс. Стричь всех "Братьев-мусульман" под одну гребенку несправедливо. Там есть несколько ответвлений, многие не отличаются жестокостью, готовы к диалогу и участию в политическом процессе", - уверен собеседник издания.

"Визит Дональда Трампа в Эр-Рияд явился стимулом для этого "объявления войны" против Дохи?" - спросил интервьюер.

"Поразительно, что кризис разразился сразу после отъезда Трампа из региона, в конце американо-мусульманского саммита в Эр-Рияде. Обстоятельства и выбор времени этого кризиса наводят на мысль о том, что страны, издавшие указ о блокаде, воспользовались тем, что американский президент намерен установить новый порядок в регионе, не принимая в расчет его чрезвычайно непростой реальности", - ответил аль-Хаджри.

"У нас сейчас прекрасные отношения с Вашингтоном! - уверен посол Катара. - Недавно мы подписали договор о покупке 72 истребителей F-15. Если бы мы были террористами, зачем бы США продавали нам это вооружение?"

"Кто вас поддерживает в вашем противостоянии с соседями?" - спросил журналист.

"Весь свободный мир. У нас есть поддержка со стороны европейцев, в частности Германии, но также Франции и Великобритании. С нами большинство арабских государств. Стоит еще добавить, что большинство населения стран, объявивших нам блокаду, испытывает симпатию к Катару", - сказал собеседник издания

"Почему ваши соседи хотят закрыть телеканал "Аль-Джазира?"- поинтересовался интервьюер.

"Потому что это средство массовой информации раскрывает сущность их правительств перед всем арабским миром. "Аль-Джазира" - это голос народа. О закрытии не может быть и речи", - заявил аль-Хаджри.

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Аль-Каида" - террористические организации, запрещенные в РФ.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234032


США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 июля 2017 > № 2234377

Конфликт вокруг Катара находится в тупике, он может растянуться на месяцы и даже усилиться, заявила на брифинге официальный представитель госдепа Хизер Науэрт.

"Мы остаемся крайне обеспокоенными ситуацией вокруг Катара и стран Персидского залива. Мы особо обеспокоены, что этот конфликт находится в тупике в настоящий момент. Мы считаем, что он, вероятно, может растянуться на недели, месяцы, возможно, он может даже усилиться", — сказала она.

По ее словам, госсекретарь США Рекс Тиллерсон по-прежнему остается вовлеченным в процесс урегулирования этого конфликта.

"Мы продолжаем оставаться в тесном контакте со всеми (задействованными в конфликте сторонами)", — добавила Науэрт.

Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет в начале июня разорвали дипломатические отношения с Дохой и прекратили с Катаром всякое сообщение, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела.

Позже арабские страны предъявили ультиматум Катару, призвав его в 10-дневный срок согласиться на выполнение требований соседей. Ультиматум содержит 13 требований, среди которых понижение уровня дипломатических и военных отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы в стране, прекращение финансирования террористических организаций, отказ от вмешательства во внутренние дела арабских стран, поддержки оппозиционных деятелей, а также закрытие всей спутниковой телевизионной сети "Аль-Джазира".

Катар отвергает обвинения арабских соседей и заявляет, что выдвинутые требования нереалистичны и не могут быть выполнены.

США. Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 июля 2017 > № 2234377


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский

Чем закончится блокада Катара

Дмитрий Фроловский

После начала блокады Катара Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать слабость. Саудовская позиция наверняка будет смягчаться, а Доха в ответ придет на помощь «старшему брату», выполняя наименее радикальные требования

Конфликт небольшого эмирата Катар и группы государств во главе с Саудовской Аравией вышел на новый этап. Катарцы отказались выполнять требования предъявленного им ультиматума, а значит, противостояние теперь затянется на несколько месяцев, а возможно, и лет. Отношения между союзниками США на Ближнем Востоке никогда не были идеальными, но нынешний кризис не имеет аналогов в истории. И даже если дальше он будет развиваться по самому консервативному и спокойному сценарию, то все равно необратимо изменит правила, по которым строится международная политика в регионе.

Катарское упорство

Продолжающаяся уже несколько недель блокада Катара − это результат коллективных действий целой группы стран во главе с Саудовской Аравией: Бахрейна, ОАЭ, Египта, Йемена и Ливии. Они разорвали с эмиратом дипломатические отношения, закрыли сухопутную границу, прервали морское и авиасообщение. Неформальным сигналом к началу блокады стал недавний визит президента США Дональда Трампа в Эр-Рияд. В конце мая глава Белого дома на полях антитеррористического саммита провел встречи с представителями более пятидесяти государств исламского мира. Поездка должна была вернуть надежду на объединение суннитских стран для коллективной борьбы с экстремизмом, а возможно, и дать импульс к созданию местной версии НАТО.

Однако пока вместо единства возникают только новые конфликты. В ходе визита Эр-Рияд заключил рекордные по суммам военные контракты с США и воспринял это как карт-бланш для жесткого внешнеполитического курса. Уверовавшие в собственные силы саудиты с особым рвением принялись укреплять свои позиции в регионе. Соседний Катар пришелся как нельзя кстати для демонстрации амбиций и мощи Эр-Рияда. Небольшой, но богатый эмират хоть и входит в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) и воюет бок о бок со странами саудовской коалиции в Йемене, умудрялся сохранять собственный внешнеполитический курс.

На протяжении многих лет Катар активно поддерживал исламистские группировки по всему региону (например, движение «Братья-мусульмане»), многие из которых раздражали и Эр-Рияд, и Тель-Авив. Доха стала одним из центров поддержки «арабской весны», из студий «Аль-Джазиры» открыто звучала критика внутренней и внешней политики Саудовской Аравии, ее союзников, а также Израиля. По слухам, фотография с сайта телеканала, на которой изображен саудовский король Салман, сидящий рядом с женщиной с непокрытой головой из команды Трампа, вызвала особый гнев саудовского правителя.

Эр-Рияд давно планировал приструнить Доху, но все время оглядывался на Вашингтон. Саудовские и израильские лоббисты много лет уговаривали Белый дом решить катарский вопрос, но Обама стоял до последнего. Зато визит Трампа на фоне его обещаний бороться с терроризмом развязал саудитам руки. Администрации Трампа нужна была показательная жертва, чтобы продемонстрировать серьезность своих антитеррористических намерений, и под давлением Израиля и Саудовской Аравии выбор пал на Катар.

Решающую роль саудовского и израильского давления подтверждает то, что ни по тесноте связей с Ираном, ни по масштабам поддержки экстремистских группировок Катар не сильно выделяется на фоне других монархий Персидского залива. Широко известно, что семьи и фонды из Саудовской Аравии оказывают даже более масштабную поддержку различным радикальным группировкам, а ОАЭ за последние годы выстроили прочные бизнес-отношения с иранской элитой. Но подогретый усилиями лоббистов Вашингтон проигнорировал факты и дал саудитам добро на усмирение Дохи.

В первые дни новость о блокаде вызвала в Катаре состояние близкое к панике. Почти половина продуктов питания импортируется из Саудовской Аравии по наземной границе, а другая часть через морские порты, среди которых Джебель-Али в ОАЭ. Закрытие этих каналов снабжения могло обернуться массовым голодом. Кроме того, блокада страны, владеющей крупнейшим флотом по перевозке сжиженного газа, не сулила ничего хорошего и в энергетической сфере.

Однако Катар оказался готов к сопротивлению, застав врасплох многих в саудовском руководстве. Худшие опасения не подтвердились: эмират быстро нашел альтернативные каналы поставки продовольствия, а Иран предоставил морской и воздушный коридор.

Ожидаемый отказ выполнять 13 пунктов ультиматума, поддержка со стороны Анкары и Тегерана, а также решение увеличить добычу и поставки СПГ на 30% к 2024 году (до 100 млн тонн в год) – все это однозначно указывает на то, что Доха не намерена сдаваться.

Интервенция или переворот

Катарское упорство поставило Саудовскую Аравию в неловкое положение, и теперь уже Эр-Рияду надо искать способ выйти из сложившейся ситуации, сохранив лицо.

Наименее вероятный вариант – это военная интервенция. Всего несколько лет назад, в 2011 году, Саудовская Аравия при поддержке Катара и других монархий Залива уже вводила войска для подавления шиитских демонстраций в Бахрейне. Применение саудитами военной силы против одной из стран-союзниц по ССАГПЗ до сих пор свежо в памяти у многих в регионе.

После Бахрейна ввод саудовских войск в Йемен в 2015 году уже не вызвал такого шока, но добавил Эр-Рияду опыта военных интервенций в соседних государствах.

На фоне низких цен на нефть, бюджетного дефицита и высокой безработицы у саудовского руководства есть все основания и дальше придерживаться жесткого внешнеполитического курса для консолидации общества внутри страны. Еще органичнее такой курс будет смотреться, если проводить его будет новый, молодой и активный король Мухаммед бин Салман. Тридцатиоднолетний наследник явно скоро сменит на престоле своего отца, восьмидесятиоднолетнего короля Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда.

Однако провести военную кампанию в Катаре, где расположены американская и турецкая военные базы, невозможно без согласования с США. А Вашингтон, несмотря на активную работу лоббистов, хорошо осознает важность Дохи как посредника при общении с исламскими радикалами всех мастей и вообще как важного союзника США на Ближнем Востоке.

К примеру, в мае 2014 года Катар убедил талибов освободить американского солдата Боуи Бергдала, а пару месяцев спустя поспособствовал освобождению журналиста Питера Тео Кертиса из сирийского плена «Фронта ан-Нусра». Несмотря на общение с радикалами, катарская разведка плотно сотрудничает с американскими коллегами, и в этом вопросе Доха полностью лояльна Вашингтону. Поэтому Белый дом вряд ли одобрит военное вмешательство, а нынешняя показательная порка Катара – это максимум, на что готова команда Трампа.

Руководство США уже смягчает свою позицию по катарскому кризису: на смену фактическому одобрению блокады Трампом в твиттере пришел призыв госсекретаря Тиллерсона к переговорам и компромиссу.

Военное вмешательство хоть и принесет Эр-Рияду дивиденды в краткосрочной перспективе, но в долгосрочной поставит под удар привычный формат взаимодействия в регионе. Другие монархии Залива начнут искать возможность обезопасить себя от потенциального вторжения, налаживая связи с Ираном или Турцией.

Другой вариант саудовской реакции – это подготовка в Катаре государственного переворота. Эр-Рияд давно мечтает сместить нынешнюю правящую династию Аль Тани, поскольку воспринимает их как выскочек и угрозу для целостности саудовского блока.

Род Аль Тани перебрался в Катар из Неджда, центрального региона Саудовской Аравии, и правит эмиратом с самого обретения независимости в 1971 году. Катарская династия принадлежит к племени бану Тамим, представители которого известны в Саудовской Аравии как члены влиятельного консервативного духовенства. Получается, что род, который в Саудовской Аравии является просто влиятельным, в Катаре руководит целой страной и даже осмеливается противоречить саудовским королям.

Поэтому в Эр-Рияде были бы рады поставить во главе эмирата кого-нибудь из представителей конкурирующих внутри королевской семьи кланов или даже катарской армии. По слухам, спецслужбы Саудовской Аравии работают над реализацией подобного плана на протяжении многих лет, и именно страх государственного переворота стал одной из основных причин неожиданной передачи власти от эмира Хамада бен Халифы Аль Тани его сыну Тамиму бин Хамаду Аль Тани.

Но даже если эти обвинения против Эр-Рияда верны, нынешний кризис, наоборот, укрепил позиции катарской династии. Катарцы сейчас испытывают чувства, знакомые россиянам по событиям в Крыму 2014 года. На крупнейшем базаре Катара в Сук-Вакифе массово продаются футболки с патриотическими надписями поддержки шейха Тамима. В соцсетях проводятся крупномасштабные кампании солидарности. Свою поддержку правительству выражают не только граждане эмирата, но и иностранные рабочие, которых в десять раз больше. Сложно представить себе успешный переворот в такой атмосфере всеобщего единения. Блокада сплотила даже конкурирующие кланы внутри королевского рода.

Примирение с осадком

Несмотря на активные разговоры о возможной интервенции или перевороте, по всей видимости, катарский кризис и дальше будет развиваться относительно мирно. Специфика арабской дипломатической культуры и разветвленные родственные связи со временем неизбежно смягчат позиции сторон. Всем известно, что у арабов принято торговаться, а торг всегда следует начинать с завышенных позиций, постепенно снижая требования и приходя к общему знаменателю.

Ультиматум, выдвинутый Катару, был заведомо обречен на провал. В Эр-Рияде понимали, что Доха откажется выполнять все 13 пунктов, и заранее планировали, что делать дальше. Однако саудиты не ожидали, что Катар способен так быстро заручиться поддержкой Турции и Ирана.

Анкара ждет от союза с Дохой помощи в реализации собственных региональных амбиций, а также вполне осязаемой финансовой благодарности катарцев за поддержку в трудную минуту. Тегеран поддерживает Доху из желания ослабить суннитскую коалицию в рамках большого регионального противостояния с Эр-Риядом.

Обе страны не только активно вступились за Доху и поставляют в Катар продовольствие, но также заявили о возможной военной помощи. Сообщения о присутствии в эмирате Стражей исламской революции остаются неподтвержденными, но вот совместные катаро-турецкие военные учения на базе Тарик-бин-Зияд вполне реальны и уже вызвали широкий резонанс в саудовском блоке. Общая численность армии Катара не превышает 17 тысяч человек, большую часть составляют наемники из других арабских стран, а также Индии и Пакистана, поэтому эмирату жизненно необходима военная поддержка внешних союзников.

После начала блокады Эр-Рияд неожиданно выяснил, что Дохе есть что сказать в ответ, и с этими аргументами придется считаться. Теперь перед Саудовской Аравией стоит непростой вопрос, как лучше договориться с Катаром, чтобы не показать собственную слабость. Поэтому саудовская позиция по отношению к Катару наверняка будет смягчаться в самое ближайшее время, а сама Доха в ответ придет на помощь «старшему брату» и согласится на новые условия.

Скорее всего, в перспективе из ультиматума исчезнут самые жесткие требования – например, закрытие «Аль-Джазиры» и турецкой базы или выплата репараций. Останутся более туманные – например, отказ от спонсирования терроризма. В ответ на такое требование Катар может прекратить поддержку ХАМАС и финансирование проектов в Палестине, чем заодно спасет себя от многих нападок израильского лобби в Вашингтоне. За последний год Доха и так существенно сократила вложения в палестинские проекты, предчувствуя, что рано или поздно ей придется это сделать.

Несмотря на сотрудничество с Ираном в разработке нефтегазового месторождения «Южный Парс», вероятность создания полноценного альянса Дохи и Тегерана остается крайне низкой. Масштабы взаимодействия двух стран вряд ли уйдут далеко от нынешнего состояния. Иран и Катар до сих пор не восстановили полноценные дипотношения после казни шиитского шейха Нимр ан-Нимра в Саудовской Аравии и последующего погрома саудовского посольства в Тегеране. Кроме того, в катарском обществе сохраняется крайне негативное отношение к Ирану и четкая позиция, что их страна должна выступать на стороне суннитов.

Многочисленные родственные связи, общая этническая и конфессиональная принадлежность делают примирение практически неизбежным исходом катарского кризиса. Тем не менее даже если полное примирение в конце концов будет достигнуто, этот конфликт все равно необратимо изменит формат взаимодействия в регионе и существенно понизит уровень доверия между странами Залива.

Катару и другим монархиям Залива придется принять новые правила игры, демонстрировать лояльность Саудовской Аравии и не отклоняться от общего курса суннитской коалиции. Но при этом они начнут держать в уме план «Б» на случай ослабления саудитов, а ослабление это неизбежно из-за стремительно растущих внутренних проблем Эр-Рияда.

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 июля 2017 > № 2235286 Дмитрий Фроловский


Катар > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234040

Возмутительный фронт против Катара

Сильвен Бессон | Le Temps

Блокада маленького эмирата, устроенная соседями, напоминает бесславные дипломатические шантажи XX века. Вместо того чтобы наблюдать, осторожно сохраняя нейтралитет, страны Запада должны выражать возмущение по этому поводу, пишет автор редакционной статьи швейцарской газеты Le Temps Сильвен Бессон.

"13 требований" (закрытие телекомпании "Аль-Джазира", разрыв отношений с Ираном и т.д.), предъявленные Катару со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и стран, связанных с ними обязательствами, таких как Египет, достойны худших времен дипломатии XX века. Неприкрытый шантаж, грубо нарушающий свободу страны, угроза блокады - это само по себе является квазивойной, говорится в статье.

Такое поведение напоминает Австро-Венгрию, унизившую Сербию в 1914 году, Японию, стремившуюся разделить на части Китай своими "21 требованиями" в 1915 году, Германию, направившую ультиматум Польше перед тем, как развязать Вторую мировую, пишет журналист.

Не будем наивными: Катар, проводивший провокационную политику, не безвинно попал в разыгрывающуюся сегодня ситуацию армрестлинга. "Братья-мусульмане", которых он защищал десятилетиями, - проблемный игрок, фактор религиозной радикализации, опустошающей регион, говорится в статье. Однако и Саудовская Аравия не вправе поучать кого-либо в этой области. В сравнении с этим большим соседом маленький эмират представляет собой относительно свободное пространство посреди авторитарного окружения, а также платформу, где такие непримиримые враги, как талибы и американцы, имели возможность разговаривать друг с другом.

"Если этот новый кризис в Персидском заливе быстро не рассосется (а ничто не указывает на это на данном этапе), он рискует разрушить один из последних островков процветания в арабском мире. Перед лицом таких целей и задач следовало бы ожидать энергичной реакции со стороны Запада, - пишет Бессон. - Но ничего подобного нет. Дональд Трамп одобрил саудовские насильственные действия, европейцы ведут "диалоги" с беспристрастностью, отражающей прежде всего их желание не ссориться со своими сказочно богатыми клиентами из Саудовской Аравии и Эмиратов. Подобная моральная слабость способна лишь поощрить еще более серьезные случаи шантажа в будущем".

Катар > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 июля 2017 > № 2234040


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234244

Катарские дворцовые интриги в центре кризиса в Персидском заливе

Аравийцы не верят, что Катаром на самом деле правит его молодой эмир, и хотят смены режима.

Саймон Хендерсон (Simon Henderson), Slate.fr, Франция

Кто на самом деле стоит во главе Катара? Официально страной руководит 37-летний эмир Тамим бин Хамад Аль Тани, который пришел к власти после отречения его отца Хамада бин Халифы Аль Тани в 2013 году. Только вот руководство Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, которые сегодня развязали нешуточный дипломатический конфликт с Катаром, убеждены, что «шейх-отец» Хамад до сих пор дергает за ниточки. Истина может предопределить исход кризиса в Персидском заливе, в котором США пытаются сыграть роль посредника под злорадными взглядами Ирана.

Насчет того, кто настоящий хозяин в Дохе, существует множество мнений, и ни одно из них не назвать лестным для династии Аль Тани, бывшего кочевого клана в тысячу человек, который сегодня владеет третьими по значимости запасами природного газа.

«Хамад, конечно, не любит Эмираты и Бахрейн, но Саудовскую Аравию он просто ненавидит», — говорит не первый год работающий в Дохе дипломат. По его словам, отец — подлинный глава катарской дипломатии. Судя по всему, 65-летний Хамад придерживается «исторической» и «глубоко личной перспективы». Он как-то провел пять дней вместе с британским министром обороны в увешанной старинными картами комнате, указывая ему на связи Аль Тани с различными регионами Персидского залива, которые сейчас по большей части находятся в Саудовской Аравии. Некогда вхожий во дворец источник называет Хамада «решительным» и «опасным» человеком.

«Аль-Джазира» в авангарде

Чем дальше мы отходим от правящей семьи, тем мягче суждения. «У Тамима светлая голова, а отец направляет его», — считает европейский член Организационного комитета Чемпионата мира по футболу 2022 года. Мероприятие уже потребовало миллиардных вложений в инфраструктуру, не говоря уже о предполагаемых взятках чиновникам ФИФА, которые могли составить порядка 160 миллионов евро, как считают в одной европейской разведслужбе.

Для Дохи такая сумма — чуть ли не карманные деньги. Благодаря газу Катар может похвастаться самым высоким в мире показателем ВВП на жителя в пересчете на покупательную способность. Еще когда находился у власти Хамад запустил руку в эти богатства, чтобы создать «Аль-Джазиру», первый спутниковый телеканал в регионе. «Аль-Джазира» существенно расширила влияние Катара, вызвав при этом недовольство соседей: канал предоставляет слово оппозиционерам и опальным проповедникам вроде исламистского теолога Юсуфа Аль-Кардави. Хамад же неизменно игнорировал провоцируемое его каналом дипломатическое возмущение. В качестве единственного (и весьма лицемерного) оправдания он отмечал независимость «Аль-Джазиры» и ее свободу слова.

Таким образом, Хамад определенно не упускает ни единой возможности позлить соседей, пусть это и расшатывает основы Совета сотрудничества Персидского залива, который во многом помог консервативным арабским монархиям и эмиратам устоять в водовороте, охватившем регион после Ирано-иракской войны 1980 года.

Соперничество на протяжение более 20 лет

Примеров того, как Хамад играл на нервах соседей, существует огромное множество. Так, в начале гражданской войны в Сирии Катар поссорился с Саудовской Аравией из-за права финансировать самых опасных джихадистов. Доха оказала поддержку «Братьям-мусульманам» (запрещенная в России организация — прим. ред.), которых считала будущим исламского мира. Нужно сказать, позиция довольно странная, поскольку организация выступает против наследных режимов, к числу которых относится и сам Катар.

Соперничество Хамада с соседями началось с первых дней его правления. После смещения его отца в 1995 году ему пришлось справляться с контрпереворотом, который устроили Саудовская Аравия и ОАЭ при поддержке Бахрейна. Были наняты сотни бедуинов, а в пустыне обнаружили как минимум один тайник с оружием. План провалился из-за доноса солдата-мятежника. Только вот к большому неудовольствию Хамада осуждение со стороны США прозвучало весьма сдержанно. Американцы не горели желанием идти против аравийцев, своих главных союзников в регионе.

Однако Рияд не проявил благодарности. В 2003 году аравийцы лишили американцев разрешения на использование авиабазы «Принц-Султан». В результате авиация США перебралась на огромную базу «Аль-Удейд», которую Катар построил как раз для такого случая. Именно оттуда поднимались в воздух американские самолеты для участия в операциях в Афганистане и Ираке, а также против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.).

Неприятие требований

Сегодня Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн пытаются при помощи Египта изолировать Катар: они приостановили рейсы авиакомпаний, ограничили снабжение и перекрыли наземный путь в Саудовскую Аравию. Затем они составили список из 13 требований и дали Катару срок до 2 июля, чтобы их принять.

Доха отвергла все. Требования варьируются от совершенно нелепых, вроде выдворения иранских «стражей революции» (есть ли в Катаре хоть один из них?), до очевидных, вроде высылки на родину аравийских, эмиратских, бахрейнских и египетских оппозиционеров. Есть среди них и одно совершенно невозможное: закрытие «Аль-Джазиры», международного бренда, который вещает по всему миру и обладает оборотом в несколько миллиардов евро.

Доха явно не собирается играть по продиктованным ей правилам: Рияд и Абу-Даби были отнюдь не рады оглашению ультиматума, который должен был оставаться конфиденциальным. Как бы то ни было, сегодня встает следующий вопрос: что делать дальше?

Спорный наследник

В относительно долгосрочной перспективе реакция Хамада и Тамима зависит от давления на них со стороны клана Аль Тани. Лидерство Хамада и тем более Тамима принимается не всеми. Приход к власти отца был не лучшим образом воспринят кланом в 1995 году, и это мнение живо по сей день. Кровные узы имеют огромное значение для Аль Тани, и тот факт, что мать Хамада родом из племени Аль Аттийя, играет не в его пользу. Таким образом, многие считают Хамада полукровкой, «кукушонком в гнезде», как отметил один опытный наблюдатель.

Две из трех супруг Хамада родом из клана Аль Тани, однако его любимая Моза (мать Тамима) — из племени аль-Мисснед. В результате положение Хамима в семье еще более неустойчивое, чем у отца. Эр-Рияд и Абу-Даби, без сомнения, стремятся заменить его более легитимным и дисциплинированным наследником. В целом, катарское общество, наверное, не хочет быть в ссоре с Саудовской Аравией и зависеть от Ирана, который теперь берет на себя поставку продовольствия (раз оно больше не может идти через аравийскую территорию).

Карта в рукаве?

Нет гарантии, что внутреннего давления будет достаточно, чтобы заставить Хамада изменить позицию, по крайней мере, сейчас. Однако состояние его здоровья может стать решающим фактором. Некогда толстый Хамад сильно потерял в весе, но не выглядит при этом здоровым. У него проблемы с почками, и, по словам дипломатов, он уже перенес по меньшей мере одну операцию.

В современной дипломатии имидж Хамада и Тамима оставляет желать лучшего. Только вот в конечном итоге Хамад все же может извлечь для себя выгоду из кризиса в Персидском заливе. Еще несколько лет назад молодому Хамаду бин Али из клана Аль Тани был поручен проект обеспечения продовольственной безопасности Катара. Тогда дипломаты посчитали это ответом на риск закрытия Ормузского пролива. Сегодня же в стратегическом таланте «шейха-отца» не остается сомнений. Какие еще карты он припрятал в рукаве?

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 июля 2017 > № 2234244


Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 июля 2017 > № 2248965

Катару нужны здоровые и конструктивные отношения с Ираном

Поскольку четыре арабских соседа Катара собрались в Каире для введения более жестких мер против Дохи, министр иностранных дел Катара сказал, что его стране нужны сильные и конструктивные отношения с Ираном, сообщает Tehran Times.

Выступая в аналитическом центре "Chatham House" в Лондоне, шейх Мохаммед бен Абдулрахман аль-Тани сказал, что Катару и Ирану приходится жить рядом друг с другом, и отметил, что у двух стран есть общее газовое месторождение.

Иран и Катар разделяют гигантское газовое месторождение "Южный Парс" в Персидском заливе, крупнейшее в мире месторождение газа. Дохе нужны здоровые и конструктивные отношения с Ираном, отметил катарский министр.

5 июня Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Бахрейн разорвали связи с Катаром и наложили санкции против этой страны. Они установили, сухопутную, воздушную и морскую блокаду этой страны. Саудовская Аравия - единственная страна, которая имеет сухопутную границу с Катаром.

Арабские страны потребовали, чтобы Катар перестал оказывать поддержку "Братьям-мусульманам", закрыл телеканал "Араб-аль-Джазира", закрыл турецкую военную базу и снизил свои связи с региональным архаичным Ираном.

Абдулрахман аль-Тани заявил: "Страны, установившие блокаду, требуют, чтобы мы отдали свой суверенитет для прекращения блокады, то, что ... Катар никогда не сделает".

Тегеран и Анкара устремились помогать Дохе. Обе страны отправляют продовольствие в Катар с начала блокады.

Иран. Катар > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 июля 2017 > № 2248965


Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2246193

Состоялось 28-е заседание Исполнительного совета Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ).

Под председательством директора Департамента международного сотрудничества Минэнерго России Романа Маршавина состоялось 28-е заседание Исполнительного совета Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ).

На заседании также присутствовали представители Алжира, Боливии, Венесуэлы, Ирана, Ливии, Нигерии и Тринидада и Тобаго при участии Генерального секретаря и сотрудников Секретариата ФСЭГ.

Исполнительный совет рассмотрел ряд вопросов в рамках своей компетенции, включая исполнение бюджета и политику использования Резервного фонда в организации, а также проект Пятилетнего плана работы и предварительные результаты исследования перспектив проекта Газового института ФСЭГ.

Помимо этого, члены Исполнительного совета провели интервью с кандидатами на пост Генерального секретаря Форума, выборы которого состоятся в ходе Министерской встречи ФСЭГ в Москве, запланированной на октябрь 2017 г.

Катар. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2246193


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232838

Невыполнимый ультиматум: арабские страны получили ответ Катара на свои требования

Редакция Forbes 

Министры иностранных дел Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта в течение дня обсудят в Каире дальнейшие шаги в отношении Катара

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Бахрейн и Египет подтвердили, что получили официальный ответ Катара на выдвинутые ими требования. Совместное заявление арабских государств опубликовало в среду Саудовское агентство печати.

«Четыре арабские страны получили ответ Катара через Кувейт перед окончанием срока [ультиматума], продленного по просьбе эмира Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха. Ответ будет дан в подходящее время», — говорится в сообщении.

Ранее телеканал Al Arabiya сообщил, что официальный ответ Дохи министру иностранных дел Саудовской Аравии передал государственный министр по делам кабинета, министр информации Кувейта шейх Мухаммед Абдалла аль-Мубарак ас-Сабах, прибывший в Джидду. Министры иностранных дел арабских стран обсудят в среду в Каире дальнейшие шаги в отношении Катара после истечения срока выдвинутого Дохе ультиматума.

Месяц назад Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет заявили о разрыве дипотношений с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела, в Дохе обвинения назвали безосновательными. Помимо политических последовали экономические санкции и транспортная блокада эмирата. Позднее четыре страны обозначили 13 требований для выхода из кризиса и передали их при посредничестве Кувейта. На реализацию списка Катару было отведено 10 дней, по просьбе эмира Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха, срок был продлен на двое суток.

Несмотря на усилия кувейтского лидера, взявшего на себя посредническую роль с первых дней кризиса, позиции сторон конфликта до сих пор не удалось сблизить. В Дохе назвали требования нереалистичными и отказались их выполнять, призывая к диалогу и снятию санкций. Бойкотирующие эмират государства заявили, что дальнейшие их действия определит официальный ответ Катара.

Требования

В списке требований значатся понижение уровня дипотношений с Ираном, закрытие телеканала Al Jazeera, прекращение военного сотрудничества с Турцией и ликвидация турецкой военной базы в Дохе, отказ от поддержки экстремистских группировок. В Катаре условия назвали «невыполнимыми и нарушающими суверенитет государства», и при этом отвергли свою причастность к финансированию терроризма. Четыре арабские страны в свою очередь заявили, что перечень обсуждению не подлежит.

Глава МИД Катара за прошедшие несколько недель посетил США, Россию, Францию, ФРГ, Великобританию, Италию, где обсудил с руководством этих стран сложившуюся ситуацию. Международное сообщество единогласно поддержало усилия Кувейта в урегулировании и призвало стороны кризиса к диалогу для сохранения единства Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ: Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия) и избежания возможной эскалации. В свою очередь, саудовский министр иностранных дел Адель аль-Джубейр заявил, что решение кризиса должно быть найдено в рамках ССАГПЗ. Дипломат также провел серию встреч в США и странах Европы, чтобы обозначить позицию Эр-Рияда и его союзников.

Последствия

Официальные представители бойкотировавших Катар стран до истечения срока ультиматума отмечали, что возможным последствием катарского отказа выполнить требования может стать «региональное вмешательство» или «изоляция» от других членов ССАГПЗ. Наиболее вероятным сценарием эксперты называли ужесточение экономических санкций в отношении эмирата.

Ведущий аналитик агентства по геополитическим рискам Gulf State Analytics Джорджио Кафиеро в разговоре с ТАСС указал на вероятный распад ССАГПЗ при условии, что Катар не станет выполнять требования. В свою очередь, кувейтский эксперт Айад аль-Минаа допустил усиление давления на Доху, для чего у арабских государств есть «дополнительные рычаги влияния».

Как заявил ранее государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш, арабские страны готовы постепенно увеличивать экономическое давление на Доху, а противостояние с Катаром, по его мнению, может продолжаться месяцами.

Власти Катара вместе с тем заявили о готовности противостоять любым последствиям, в том числе агрессии, а также заверили, что Катар — крупнейший в мире экспортер сжиженного природного газа (СПГ) — продолжит поставки СПГ, несмотря на блокаду. Нехватка продовольствия, которое ранее привозили из Саудовской Аравии и ОАЭ, была восполнена импортом из Турции и Ирана. По утверждению Дохи, планов по подготовке Катара к чемпионату мира по футболу в 2022 году кризис также не затронул.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232838


Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232804

Запад боится требования занять позицию по отношению к катарскому кризису

Андерс Ериков (Anders Jerichow), Politiken, Дания

Запад вынужден стать на чью-либо сторону в разгорающемся конфликте между Саудовской Аравией, Бахрейном и Объединенными арабскими эмиратами с одной стороны и Катаром с другой.

В настоящий момент многие арабские правительства поддерживают Саудовскую Аравию, в то время как лишь немногие встали на сторону Катара, которого обвиняют в поддержке террористам, помощи Ирану и финансировании мятежного телеканала Al-Jazeera.

В этой ситуации руководители правительств США, Франции, Великобритании и Германии призвали к диалогу, компромиссу и дипломатическим решениям. Другими словами, ушли от необходимости занять чью-либо сторону.

Но Запад может быть поставлен перед необходимостью выбора. Или, что еще хуже, необходимостью действия.

Это может быть совершенно невозможно для западных правительств, которые годами делали мощный упор на дружбу и торговлю как с Катаром, так и с Саудовской Аравией. И охотно привлекали в промышленность и развитие Запада инвестиции из Катара, Саудовской Аравии, Эмиратов и Бахрейна.

Саудовский альянс уже прекратил воздушное и морское сообщение с Катаром и закрыл сухопутную границу между Саудовской Аравией и полуостровом, который является эмиратом Катаром.

13 требований Катару

Сегодня саудовский альянс хочет получить от Катара ответ на 13 саудовских требований, включая закрытие Al-Jazeera, запрет Братьев-мусульман (организация запрещена в России), сворачивание связей с Ираном, закрытие турецкой базы в Катаре, выдача оппозиционеров из других арабских стран и прекращение поддержки террористам.

И что делать Западу, если саудовский альянс потребует от него политической поддержки?

И что делать Западу, если саудовский альянс прямо потребует от Запада действий в форме разрыва отношений с Катаром?

Самым неприятным может быть, если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн начнут военные действия против Катара. Это означало бы, что лучшее западное оружие будет воевать с лучшим западным оружием. США и Западная Европа снабдили оружием все арабские страны Персидского залива.

Кроме того, западные правительства имеют базы как в Катаре, так и в Эмиратах и Бахрейне, то есть в обеих сторонах этого конфликта.

Война также создаст хаос на мировом нефтяном рынке.

Самой большой неприятностью может стать военно-политический переворот, который может быть совершен саудовским альянсом в Катаре. Он должен быть выполнен эффективно, почти элегантно — чтобы не началась борьба за власть, способная привести к тому, что в события вмешаются и другие страны, возможно также Иран. И что же делать Западу?

Опасения за денежные потоки

Что касается борьбы с ИГИЛ (движение запрещено в России), то официально западные великие державы высоко ценят сотрудничество и с Катаром, и с его арабскими соперниками. Сотрудничество координируется из главного американского регионального штаба CentCom в Катаре, расположенного около самой большой на Ближнем Востоке американской военно-воздушной базы с 10 тысячами американских военнослужащих.

В то же время западные правительства усердно пытаются заставить арабские правительства остановить денежные потоки исламистскому ополчению в Сирии и Ираке как из Катара, так и из стран — его противников. Согласно данным BBC, в рядах ИГИЛ находятся 4 тысячи жителей Саудовской Аравии.

Неофициально западные правительства опасаются, что из Катара, а также Эмиратов и Саудовской Аравии постоянно идут деньги и, может быть, даже оружие неконтролируемому ополчению в Сирии и Ираке, имеющему склонность к террору. Именно сейчас британское правительство, согласно The Times, подвергается критике за то, что не дает хода дипломатически чувствительному докладу, в котором, в частности, говорится о саудовском финансировании исламского экстремизма в Великобритании.

«Финансирование Саудовской Аравией мечетей, школ и учебников во всем мире по-прежнему вызывает обвинения в поддержке экстремизма», — пишет BBC.

Позиция или действие?

Если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн потребуют от Запада политической солидарности против Катара, то США, Великобритания, Франция и Германия могут поддержать призыв к борьбе с террористами. Они могут также поддержать призывы к тому, чтобы средства массовой информации не злоупотребляли материалами, разжигающими ненависть, или рекомендациями прибегать к насильственным действиям.

Но западные правительства не могут призывать к закрытию самого популярного на Ближнем Востоке телевизионного канала Al-Jazeera или к цензуре свободных СМИ.

Если Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн потребуют от Запада действий в форме отказа от сотрудничества с Катаром, это будет еще хуже.

Согласно BBC, инвестиции Катара в мире, в первую очередь на Западе, составляют 335 миллиардов долларов. Если Катар начнет продавать свои западные ценные бумаги, это будет кошмаром для Запада.

Но Саудовская Аравия, Эмираты и Бахрейн тоже имеют на Западе большие инвестиции — в финансовые институты, строительство, промышленность, туризм и футбольные клубы. Здесь можно также упомянуть и национальный центр здравоохранения Serum Instituttet в Копенгагене.

В США Трамп дает понять, что он знает, что поставлено на кон. В воскресенье американский президент по телефону провел беседы с руководителями Катара, Саудовской Аравии и Эмиратов. В сообщении Белого дома говорится, что Трамп в этой беседе сообщил своим конфликтующим союзникам Персидского залива, что «единство в регионе является решающим для того, чтобы победить терроризм и поддерживать региональную стабильность».

Но может ли альянс против Катара, руководимый Саудовской Аравией, решиться потребовать от западного мира сделать выбор: вести торговлю либо с Катаром, либо с другими странами?

Возможности Катара

Катар — это одно из самых богатых обществ мира, как и Эмираты.

Но хотя эмир Катара решил нести дополнительные расходы, связанные с тем, что воздушное и морское сообщение должно преодолевать запрет Саудовской Аравии и Эмиратов, есть, тем не менее, границы того, сколь долго Катар может нести эти кризисные затраты. Запрет, введенный против Катара, действует уже месяц.

Однако и Катар не лишен возможности оказывать давление. Эмират может принять предложения Турции и Ирана. Последний может быть воспринят саудовским альянсом и западными правительствами как провокация.

В понедельник министры иностранных дел Саудовской Аравии, Эмиратов, Бахрейна и Египта проводят встречу, чтобы заслушать ответ, который Катар передал кувейтскому посреднику.

В повестку дня могут также быть включены вопросы о том, какие шаги саудовская коалиция ожидает от западного мира. В форме позиции или действия.

Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232804


Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 5 июля 2017 > № 2232746

Два катарских танкера с СПГ не пропущены в порт ОАЭ.

Корабли пришлось перенаправить в другой порт из-за действующих против Катара санкций.

В национальной нефтяной компании Абу-Даби (ADNOC) заявили, что два танкера с грузом газоконденсата, перевозивших 1 млн баррелей не пропущен в порт ОАЭ. Оба танкера направлялись к НПЗ в Ар-Рувейсе, однако из-за действующих против Катара санкций, которые ввели некоторые государства, в том числе Саудовская Аравия и ОАЭ, корабли пришлось перенаправить в другой порт.

Катар уже пригрозила подачей в суд на ADNOC за неисполнение условий контрактных обязательств. Так, исполнительный директор Qatar Petroleum Саад аль-Кааби заявил, что Катар, в принципе, может «перекрыть вентиль» и не поставлять газа в эмираты по трубопроводу «Дельфин».

Ранее Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн, Египет и еще несколько государств разорвали дипотношения с Катаром, обвинив его в поддержке терроризма.

Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 5 июля 2017 > № 2232746


Саудовская Аравия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 июля 2017 > № 2243900

«Саудиты заигрались с угрозами»

После истечения срока ультиматума Катару войны ждать не стоит, а вот единство в регионе будет серьезно подорвано, полагают эксперты.

Силовой вариант решения кризиса может привести к расколу арабского мира.

Президент США Дональд Трамп на этой неделе провел телефонный разговор с лидерами Саудовской Аравии, ОАЭ и Катара. Как сообщает пресс-служба Белого дома, американский лидер выразил обеспокоенность сложившейся ситуацией вокруг Катара. «Президент отметил, что единство в регионе жизненно важно для достижения поставленных в ходе саммитов в Эр-Рияде задач по победе над терроризмом и установлению стабильности в регионе», — говорится в сообщении.

Ранее коалиция арабских государств во главе с Саудовской Аравией, в которую также входят Египет, Бахрейн и ОАЭ, согласились продлить свой ультиматум Катару еще на 48 часов. Требования ультиматума, в частности, предусматривают разрыв Дохой дипломатических отношений с Тегераном, вывод турецкой военной базы и прекращение работы катарского телеканала «Аль-Джазира».

Глава МИД Катара Мухаммад бен Абдуррахман Аль Тани заявил, что эти требования будут отклонены. После истечения 48 часов, в среду, 5 июля, главы МИД Саудовской Аравии, Египта, Бахрейна и ОАЭ соберутся в Каире, чтобы обсудить свои дальнейшие действия в отношении Катара.

Между тем и Москва, и Вашингтон уже призвали всех участников конфликта к сдержанности и проведению переговоров. Эксперты, которых обозреватель «Росбалта» попросил спрогнозировать развитие ситуации, сходятся на том, что, несмотря на остроту кризиса, он вряд ли перейдет в «горячую» фазу, поскольку это не выгодно всем сторонам.

Силовой вариант разрешения катарского кризиса пока маловероятен, так как не выгоден ни одной из сторон, однако ситуация с вынесением и продлением ультиматума Катару со стороны Саудовской Аравии и ее союзников может привести к расколу арабского мира. Такое мнение высказал «Росбалту» старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН РФ Владимир Сажин.

С момента вынесения ультиматума Катару со стороны Саудовской Аравии и ее союзников можно говорить о том, что «на Ближнем Востоке появился еще один конфликт», — считает эксперт. По его словам, этот конфликт можно охарактеризовать как «семейный», поскольку Катар является членом Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Причиной конфронтации, по мнению специалиста, стал ряд факторов. В частности то, что «примерно с 2013 года Катар проводит более-менее независимую от ССАГПЗ политику, как в отношении Сирии, так и в отношении Ирана, выступающего противником и Саудовской Аравии, и США». Кроме того Сажин отмечает, что «Саудовская Аравия всегда считала себя центром суннитского ислама и главной страной в ССАГПЗ. В то же время Катар почти сразу с начала сирийского конфликта поддерживал не те антиасадовские группировки, которые поддерживали саудиты».

Эксперт также отметил, что Египет также активно поддерживает СА, так как режим «братьев мусульман», свергнутый нынешним президентом этой страны генералом Ас-Сиси, поддерживался и финансировался Катаром. Кроме того, напоминает Сажин, Катар в определенных моментах солидаризируется с Ираном и это тоже раздражает Саудовскую Аравию.

Востоковед отмечает также, что в этом конфликте Саудовской Аравии с Катаром имеются и персональные противоречия. «Король СА — Салман ибн Абдул-Азиз ибн Абдуррахман Аль Сауд — пожилой 81-летний человек, в то время как эмир Катара — 37-летний Тамим бин Хамад бин Халифа Аль Тани — относительно молод, а на Востоке младший традиционно должен подчиняться старшему».

Конфликт между Саудовской Аравией и Катаром начался еще в 2012 году, но импульс его нынешнему обострению был дан недавним визитом президента США Дональда Трампа в СА, говорит Сажин. Специалист напоминает, что Катар — крупнейший производитель сжиженного газа в мире, а США сегодня также активно экспортируют свой сжиженный газ.

Все в этом конфликте сильно переплелось и «очень трудно представить, как будет распутан этот клубок разных национальных интересов, сил, настроений и взглядов, сконцентрированных сейчас на Ближнем Востоке», — отмечает эксперт. В то же время, продолжает он, открытый конфликт здесь сегодня не выгоден никому — ни Саудовской Аравии, ни США, ни России.

По мнению Сажина, «то, что оппоненты Катара продлили ультиматум, говорит о том, что они надеются на какие-то компромиссы». Он выразил сомнение в реализации силового варианта решения кризиса со стороны СА: «Вопрос присоединения Катара к СА — гипотетический. В том числе, и потому, что Турция, имеющая самую большую армию в НАТО после Соединенных Штатов, однозначно заявила о своей поддержке Дохи».

Сажин считает, что одним из возможных результатов нынешнего кризиса вокруг Катара может стать раскол Совета сотрудничества арабских государств и дальнейшее сближение с Ираном не только Катара, но и Кувейта, и Омана.

Нынешнее продолжение нажима на Катар со стороны Саудовской Аравии и ее союзников — ожидаемая тенденция, вытекающая из предыдущих шагов этих стран, предъявивших ультиматум Дохе. Такое мнение «Росбалту» высказал член научного совета московского Центра Карнеги Алексей Малашенко.

Отложенное еще на 48 часов выполнение ультиматума, предъявленного Катару, Малашенко называет «нажимом» на Доху и считает его «совершенно нормальным» в рамках проводимой Саудовской Аравией и ее союзниками политики.

«Другое дело, не очень понятно, чего они хотят от Катара. Формально все ясно, но там масса разных нюансов. У меня ощущение, что эти государства немного заигрались. Если сейчас коалиция во главе с Саудовской Аравией и Египтом в чем-то уступит Катару, то они потеряют лицо», — говорит эксперт.

В связи с этим Малашенко не исключает, что коалиция арабских государств «может прибегнуть к посредничеству для свертывания этого конфликта, и в результате принятого решения каждая из сторон представит его, как свою победу».

Эксперт согласен с тем мнением, что выполнение предъявленных Катару требований невозможно, поскольку нарушает его суверенитет. «Доха наверняка не пойдет на выполнение этих условий и в итоге окажется победителем», — прогнозирует он. Это мнение Малашенко подкрепляет еще и тем, что «грубое решение этого конфликта невозможно, поскольку нынешний официальный наследник королевского престола Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Сальман при всей его энергичности человек очень взвешенный».

Александр Желенин

Саудовская Аравия. Катар. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 5 июля 2017 > № 2243900


Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232796

Когда фиктивные страны начинают воевать

Персидский залив полон экспатов, иностранных рабочих и толстосумов.

Дуг Бэндоу (Douglas «Doug» Bandow), The American Conservative, США

Доха, Катар. — До недавнего времени жить в Катаре было довольно приятно. Но вдруг Саудовская Аравия при поддержке президента Дональда Трампа, который из критика правящих там королевских семей превратился в их сторонника, возглавила усилия по изоляции своего небольшого соседа. Это величайший парадокс, но Эр-Рияд, чье население больше любой другой страны собирает деньги и поставляет людей для проведения терактов против американцев, обвинил Доху в поддержке террористов.

Исход лицемерного джихада Саудовской Аравии предсказать невозможно. Умеренный Кувейт не поддержал Саудовскую Аравию, чьи лидеры, входящие в число самых безнравственных правителей в мусульманском мире, руководят исключительно нетерпимым правительством. Несмотря на дикий восторг Трампа от Саудовской Аравии, Министерство обороны и Госдепартамент заняли более взвешенную позицию. Турция поспешила на помощь Катару, Иран начал поставлять по воздуху продовольствие, а Россия, все активнее действующая на Ближнем Востоке, призвала к дипломатическому урегулированию конфликта.

Странам Персидского залива непозволительны ссоры и разногласия. У заливных государств есть одна очень важная общая черта: все они — по сути дела фиктивные страны. Да, у них есть правительства, дипломаты, армии. Но это монархии частично нового образца, и существуют они в мире, который давно уже отказался от единонаследия.

А еще все они берут иностранцев на самую тяжелую работу, от ручного труда до квалифицированной профессиональной деятельности. Они больше похожи не на страны, а на загородные клубы, в которых немногочисленные богатые клиенты по сути дела устанавливают правила и нанимают людей для их выполнения. Значительная часть населения этих государств — иностранцы, живущие в тени и имеющие очень мало прав и никаких возможностей для участия в политической жизни тех обществ, где они проживают.

Когда самолет садится в Дохе, сразу становится ясно, что Катару не прожить без иностранных рабочих. Почти все важные работы выполняют иностранцы. То же самое и в других странах Персидского залива.

Государства редко отдают работу на внешний подряд. Так поступают западные страны, но обычно они делают это со своими собственными гражданами, чтобы сэкономить деньги. Уникальными страны Персидского залива делает то, что они очень сильно зависят от иностранной рабочей силы, и что причины для этого у них весьма необычные: они не хотят, чтобы их собственные граждане беспокоились насчет работы, или по крайней мере, чтобы они трудились слишком напряженно.

Рост значимости экспатов объясняется нефтяным богатством. В начале 1970-х иностранцев в странах Персидского залива было немного. Но когда начиная с 1973 года стали расти нефтяные цены, доходы у этих государств существенно выросли, и параллельно с этим увеличился спрос на иностранную рабочую силу. Количество экспатов в странах Персидского залива за десять лет утроилось. И их число продолжает расти. В то же время увеличилась доля неарабов (и немусульман).

Оценочные данные по количеству экспатов весьма приблизительны, но цифры все равно поражают. До 90% (по некоторым оценкам, немного меньше) жителей Объединенных Арабских Эмиратов — это иностранцы. Иностранцы составляют примерно 85% населения Катара. В Кувейте их 70%. В Бахрейне доля экспатов 55%. Наименее заметный из заливных государств Оман и самая населенная страна Персидского залива Саудовская Аравия отстают от них с показателем 30%. Но хотя пустынное королевство — на последнем месте, 30% означают, что там живут и работают более восьми миллионов иностранцев. От этих стран резко отличаются Иран, Ирак и Йемен, которые пошли иным путем.

Очевидно, что деньги приносят если не счастье, то удобства. В странах Персидского залива это правило работает безупречно. Но из-за снижения нефтяных цен действующая в заливе схема подверглась существенной нагрузке. Эти страны, привыкшие швырять деньгами, сегодня сталкиваются с дефицитом и для поддержания расходов вынуждены брать займы. Но достать заемные деньги сегодня тоже непросто. Кредитные рейтинги у Бахрейна и Омана опустились до «мусорного» уровня.

Кувейт, где демократическим путем было избрано Национальное собрание, сталкивается с сопротивлением населения, не желающего сокращения расходов, особенно на социальные нужды, и экономических субсидий. Примерно половина членов избранного в ноябре Национального собрания сформировала неофициальную оппозицию. Напряжение ощущает даже самое диктаторское государство Персидского залива Саудовская Аравия. Прошлой осенью заместитель наследного принца возглавил работу по оптимизации дорогостоящих социальных выплат и субсидий, а также государственных зарплат, но монархия недавно отказалась от этих сокращений. Это еще больше усугубит основополагающие экономические проблемы.

Еще одной мишенью для сокращения расходов стал труд экспатов. Уже много лет государства Персидского залива официально заявляют о необходимости замещения иностранной рабочей силы местными кадрами, но толку от этого мало. Недавно некоторые страны возобновили усилия по снижению зависимости от труда экспатов, введя налоги на прием на работу иностранцев, требования о найме местного населения по некоторым профессиям и квоты на занятость в отдельных отраслях. Некоторые страны даже задерживают и депортируют экспатов. Но усиливающийся дефицит наличных средств может стать самым мощным стимулом для осуществления перемен.

Тем не менее, создать нормальный баланс рабочей силы будет очень непросто. Первая проблема — это огромное количество работающих в заливных странах экспатов. Страна, в которой иностранцев трудится в девять раз больше, чем местных, вряд ли сможет с легкостью заменить зарубежных рабочих. Хотя многие рабочие места несущественны — скажем, домашняя прислуга — они по-прежнему популярны.

Другая проблема — недостаток профессиональных навыков и умений. Некоторые рабочие места требуют специальной подготовки и профессионального образования, а на это нужны деньги и решимость. Интерес местного населения к таким профессиям явно не соответствует спросу. Еще хуже то, что многим местным жителям не присуще трудолюбие.

Еще одна проблема — это уверенность местных в том, что они обладают особыми правами и привилегиями. Количество местного населения в частном бизнесе растет. Но государственные должности остаются предпочтительным местом работы. Даже местные шутят по поводу такой разницы. Кувейтские чиновники в частном порядке весьма нелестно отзываются о желании своих сограждан работать. Многие жители стран Персидского залива считают, что национальное нефтяное богатство наделяет их правом на непыльную, но хорошо оплачиваемую работу.

Более того, граждане чувствуют, что они живут в условиях социального контракта. Монархи с сомнительной легитимностью правят до тех пор, пока делятся со своими гражданами доходами, которые позволяют им вести легкую и беззаботную жизнь. Иностранная рабочая сила становится частью такого контракта, поскольку права гражданина доступны очень немногим, являясь привилегией. Хотя власти сохраняют контроль над правоохранительными органами и службами безопасности, здесь есть и весьма изобретательные исключения. Так, Бахрейн завозит из Бангладеш и Пакистана мусульман-суннитов, которые работают в службах экстренной помощи и в полиции.

Многие американцы и европейцы любят свои государства всеобщего благоденствия и требуют все новых льгот и привилегий. Но во всех этих странах эти же самые люди платят налоги, а иногда вынуждены нести военную и иную национальную службу. Большинство считают свое политическое сообщество более крупным и целостным образованием, а гражданство воспринимают как нечто выходящее за рамки двусторонних сделок. В странах Персидского залива восприятие иное.

Сегодня в СМИ преобладают новости о нападении на Катар, которое возглавит Саудовская Аравия, но заливные государства сталкиваются с более серьезными вызовами. Смогут ли выжить и жить вечно искусственные государства, покупающие лояльность своих граждан, а самую трудную работу отдающие на откуп другим?

Иран вызывает страх у Эр-Рияда и у его соседей, потому что представляет для них скорее нравственную, нежели военную угрозу. Исламистская власть в Тегеране отвратительна, но она предлагает смысл тем людям, которые верят в нечто большее, чем деньги. Власть на договорной основе слаба даже в лучшие времена. А когда денежный поток ослабевает, она тоже становится ненадежной.

Чтобы выжить, странам Персидского залива недостаточно найти ответы на простые вопросы о замене иностранной рабочей силы местными кадрами и о режиме строгой экономии. Они должны провести политические реформы, которые позволят людям активнее участвовать в делах своего общества. В конечном счете, лучший способ победить Иран — это дать людям более убедительную руководящую философию и истинное чувство общности. Сегодня эти характеристики напрочь отсутствуют в монархиях, являющихся ближайшими арабскими союзниками Америки в этом регионе.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона (Cato Institute), бывший специальный помощник президента Рейгана и автор ряда книг, в том числе, «Внешнеполитические глупости: новая глобальная империя Америки» (Foreign Follies: America's New Global Empire).

Катар. Саудовская Аравия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июля 2017 > № 2232796


Катар. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 4 июля 2017 > № 2241760

Катар анонсировал намерение увеличить производство сжиженного газа СПГ до 100 млн т/год.

Это заявление 2 сенсация после снятия моратория в апреле 2017 гГосударственная Qatar Petroleum нацелена на то, чтобы увеличить производство СПГ в Катаре с 77 млн т/год до 100 млн т/год.

Об этом дерзко заявил 4 июля 2017 г С. Аль-Кааби, директор компании, на пресс-конференции в г Дохе.

Тезисы от С. Аль-Кааби (Saad Sherida Al-Kaabi):

- новые дополнительные объемы будут обеспечены увеличением в 2 раза объемов добычи на новом газовом проекте в южном секторе Северного месторождения, о котором в апреле 2016 г объявляла компания Qatar Petroleum.

- наилучший способ развития этого огромного проекта - это производство и экспорт СПГ, что позволит увеличить производственные мощности Катара до 100 млн т/год или увеличить на 30%,

- это позволит увеличить добычу природного газа, газового конденсата и других сопутствующих продуктов на Северном месторождении на 1 млн бнэ/сутки ( 4 млрд фт3/сутки),

- при выходе на полку через 5-7 лет, этот проект увеличит добычу в Катаре примерно до 6 млн бнэ/сутки.

- этот проект укрепит позиции государственной Qatar Petroleum, как крупнейшего в мире производителя и экспортера СПГ в соответствии со стратегическим планом роста компании и целями стать одной из лучших национальных нефтегазовых компаний в мире,

- Катар, крупнейший в мире производитель СПГ, видит растущую конкуренцию, в основном, со стороны Австралии и США.

Этот демарш показывает, что Катар не желает легко отпустить титул крупнейшего в мире экспортера СПГ, что кажется вероятным на фоне продолжающегося дипломатического конфликта между Катаром и некоторыми его ближневосточными соседями.

Движение танкеров - газовозов, связанных с Катаром, было запрещено в водах Саудовской Аравии и ОАЭ, включая основной бункеровочный порт Фуджейры после разрыва дипломатических отношений 5 июня 2017 г.

Катарские танкеры - газовозы могут достигать нейтральных вод через иранские территориальные воды.

Тем не менее, газ по магистральному газопроводу (МГП) Dolphin из Катара в ОАЭ в объеме 56,6 млн м3/сутки продолжает поступать.

Для любознательных напомним, Катар в 2005 г ввел мораторий на добычу газа в северном месторождении с целью оценки влияния добычи на окружающую морскую среду.

Мировое сообщество находилось в ожидании того, что Катар отдаст пальму первенства в экспорте СПГ Австралии в 2017 г, но не тут-то было.

В апреле 2017 г власти Катара сняли запрет на разработку Северного месторождения.

Гигантское шельфовое газовое месторождение, которое Катар называет Северным месторождением, а Иран называет Южный Парс, составляет почти всю добычу в Катаре и около 60 % ее экспортных поступлений.

Стремительное развитие рынка СПГ привел к оборотам более 300 млн т/год в 2017 г, тогда как в 2016 г было продано только порядка 268 млн т СПГ.

Это помогло снизить азиатские цены на СПГ более чем на 70 % по сравнению с их пиками 2014 г до 5,65 долл США/1 млн бтэ (mmBtu).

Решение Катара снять мораторий на разработку нового газа имеет далеко идущие последствия.

Катар, вероятно, сохранит конкурентное преимущество и после 2020 г, когда конкуренция на мировом рынке СПГ еще более ужесточится.

Развивает месторождение Южный Парс и Иран, который ныне продолжает испытывать дефицит газа на внутреннем рынке.

Катар. Весь мир > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 4 июля 2017 > № 2241760


Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231451

Шокирующие подробности заговора Катара против Ливии

Халед Акаша (Haled A'kasha), Dostor.org, Египет

Бывший представитель Ливии в ООН во время революции в феврале 2011 года, занимающий пост министра иностранных дел с 2000 до 2009 года, в своей книге, выпущенной под названием «Конец Каддафи» рассказывает о важнейшей роли Катара, которую он начал играть во время событий и конфликтов, направленных на свержение режима Муаммара Кадафи. Именно благодаря Катару «исламисты» получили возможность контролировать и держать в своих руках происходящее на территории страны. Ливия же столкнулась с ужасающей внутренней борьбой со всех сторон и областей, а также готовилась к последствиям до начала операции «Достоинство», инициированной Ливийской национальной армией во главе с фельдмаршалом Халифом Хафтаром в 2014 году.

Ливийский политик Абдель Рахман Шалгам (министр иностранных дел Ливии с 2000 по 2009 год, затем был представителем Ливии при Совбезе ООН, а потом постоянным представителем Ливии при ООН — прим. ред.) в своей книге написал, что то, что он узнал в 2012 году стало лишь «каплей в море», а именно, что эмир Катара был готов отдать все богатства страны для того, чтобы свергнуть режим Каддафи. Шалгам задавал вопрос: почему? Ему ответили, что у эмира Катара есть долгосрочный стратегический план, осуществить который будет возможно только при условии установления «исламского правительства» в Ливии. Победа исламистов в Тунисе и Египте лишь поспособствует распространению их влияния в этой стране, которая станет связующим звеном между ними. Таким образом, у Катара появится возможность сформировать Исламский союз в Северной Африке, возглавлять который будет «повелитель правоверных» шейх Хамад бин Халифа Аль Тани.

Когда существовало много арабских и международных коалиций, ливийский политик узнал, что эмир Катара Хамад бин Халифа Аль Тани и его сын Тамим хотят увеличить добычу ливийской нефти на пять миллионов баррелей в сутки, а доходы распределить между Египтом, Тунисом и Ливией. Так можно будет достичь экономического процветания, а «повелитель правоверных» впоследствии сможет заявить о том, что Исламский союз способен конкурировать и соперничать с «азиатскими тиграми». Именно это является планом и проектом Катара, который он хочет осуществить в Северной Африке. Президент Международного союза мусульманских ученых Юсуф аль-Кардави 21 октября 2011 года, на следующий день после смерти полковника Муаммара Каддафи, в своей речи подтвердил создание так называемой «демократической исламской республики». Он прямо выступал за достижение своеобразного единства между тремя странами, описывая поддерживающих его людей, как «верных революционеров» Ливии, Туниса и Египта.

Возвращаясь к книге Шалгама, мы обнаруживаем, что он раскрывает еще одну более раннюю попытку Катара установить контроль над будущем Ливии. Он упоминает, что, занимающий в то время пост премьер-министра страны шейх Хамад бен Джасим связался с ним после выступления Шалгама в ООН в феврале 2011 года, и сообщил об одобрении и высокой оценке его слов эмиром Катара Хамадой бин Халифом на трибуне ООН. После этого случая контакты между ними стали постоянными и обязательными, как например завтрак по утрам, а Доха превратилась в любимое место лидеров Ливии. Позднее Катар сыграл политически важную роль, когда убеждал НАТО вмешаться в дела Ливии. Он отметил, что помощь, оказываемая катарским режимом повстанцам в Ливии, составляет три миллиарда долларов. Спустя некоторое время Катар от имени вдохновителя этой операции Хамада бен Джасима, подтвердил, что такая большая финансовая поддержка дает право стране вмешиваться в ливийский вопрос.

Шалгам также добавил, что Махмуд Джибриль (премьер-министр Переходного национального Совета с марта по октябрь 2011 года — прим. ред.) рассказал ему тогда, что эмир Катара пригласил его посетить Доху, чтобы обсудить ситуацию в Ливии после освобождения, а также призвать его сыграть роль посредника между различными ливийскими партиями и группами. Тогда он встретился с в то время принцем шейхом Тамимом бин Хамадом бин Халифом Аль Тани, который был в сопровождении Мухаммада Шамама. Тамим рассказал о катарской поддержке мятежников в Ливии, а также сообщил, что Катар готов продолжать оказывать финансовую помощь стране, не вмешиваясь в ее дела. Шалгам ответил ему на это, что ливийский народ не отрицает поддержку Катара, однако не готов допустить вмешательства в свои дела.

В своей книге Шалгам также пишет, что наследный принц Тамим бин Хамада рассказал ему, что один из лидеров «Братьев-Мусульман» Али Аль-Салиби «находится недалеко от нас, и мы хотим, чтобы вы поговорили вместе для того, чтобы прийти к консенсусу». В конце встречи он также сказал: «Я надеюсь, что ты согласен поговорить с лидером "Исламской боевой группы" Абдель Хакимом Белхаджем, вот его номер телефона». После этого Шалгам улетел в США для встречи с эмиром Хамадой бин Халифом в Нью-Йорке. Он, также как и Махмуд Джибриль, понял, что эмир Катара говорит о Ливии, как о «части своего дома». Во время встречи он навязывал конкретных людей, называя их имена, которые должны занимать посты в руководстве страны. Он также настаивал на немедленном назначении на определенные должности кандидатур, выдвинутых Катаром, делая акцент на постах министров внутренних и иностранных дел.

Когда Шалгам и Махмуд Джибриль покинули эмира, они были полностью поглощены своими мыслями, ведь было очевидно, что он говорит о Ливии, как о государстве, являющимся его частным домом. Шалгам тогда удивился высокомерию и гордости с которой разговаривает шейх Хамад бин Халиф Аль Тани, а также его наглости и уверенности в осуществлении плана и согласии других международных субъектов на проведение такой политики Катаром. Тогда же произошел инцидент, который подтвердил катарское влияние и ситуацию в Ливии. На этот раз о нем рассказал американский бизнесмен, работающий в нефтяной сфере, а Абдель Рахман Шалгам был частью этой истории. Этот американский бизнесмен управлял огромными предприятиями в нефтяном секторе в крупнейших странах-производителях этого ресурса, кроме того он также работал в администрации тогдашнего президента США Джорджа Буша-младшего. Именно тогда он познакомился с Шалгамом, занимающим в то время пост министра иностранных дел. Его страна решила начать «инвестировать» в прежние отношения. Во время их встречи бизнесмен сказал ему, что нефтяная компания готова инвестировать в Ливию, однако Катар является препятствием на их пути, с которым нужно договориться для ведения дальнейших успешных дел.

Доха заявила, что в Ливии невозможно проводить какую-либо деятельность без ее участия, поскольку именно она контролирует четыре важнейших ливийских составляющих: нефть, безопасность, деньги и армия. В то время Шалгам уже начал покидать политическую сферу, поэтому он не смог ничего предложить и предоставить американского бизнесмену. Когда он попытался узнать имена катарцев, рассказавших ему об этом, он отказался предоставить какую-либо информацию и извинился перед своим ливийским дипломатическим другом за то, что не смог их раскрыть. Американский бизнесмен владеет крупной сетью нефтяных компаний в Персидском заливе и опасается, что если Доха узнает о его действиях в Ливии, то создаст огромную проблему, а также станет препятствовать его деятельности.

Ливия. Катар > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231451


Катар. Эфиопия. Судан. Африка > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244366

Катарский кризис перекинулся в Африку

Раскол среди стран Залива обостряет их давние скрытые противоречия на Африканском Роге

В столице Эфиопии, Аддис-Абебе, открылся 29-й саммит Африканского союза. Такие саммиты проходят один раз в два года, и потому их повестка тщательно выверяется и известна до деталей за много месяцев до даты торжественного открытия.

В этот раз буквально за месяц до начала работы плавный ход подготовки саммита был сломан включением в повестку — как официальных дискуссий, так, что отметили аналитики, специализирующиеся в области африканской политики, и двусторонних встреч, и дискуссий «на полях» саммита — темы ситуации на Африканском Роге.

Совсем недавно регион рассматривался аналитиками как редкий пример того, что многолетние кровавые конфликты могут, при осторожной и выверенной работе, быть если не ликвидированы, то хотя бы заморожены до «некровавого» уровня.

Действительно, сводки мировых новостей уже почти не говорят о военных действиях в Йемене — хотя еще совсем недавно эта страна рассматривалась как главная площадка военных столкновений шиитов и сунннитов, благоразумно вынесенная за пределы национальных территорий Ирана и монархий Залива.

Лидеры Сомали и Сомалиленда лучезарно улыбаются друг другу и энергично пожимают руки в надежде на снятие санкций, с одной стороны, и поток гуманитарных инвестиций, с другой.

Так же ведут себя и руководители Судана и Южного Судана.

Им примером служат элиты Эфиопии и Эритреи — грамотно вычислившие уже почти два десятилетия назад, что лавры руководителей, принесших своим народам мир после кровавого конфликта, весьма хорошо оплачиваются международными вливаниями. И тот факт, что заметная часть этих вливаний присваивается коррумпированными элитами, меркнет перед фактом — «всеобъемлющее урегулирование достигнуто, мир крепок!».

И вот тема Африканского Рога врывается в поле активного обсуждения — формально без какого-то обострения ситуации хотя бы на одном из многочисленных фронтов, разрезающих регион.

Что же происходит?

Африканский Рог уже давно стал ареной первостепенной активности мусульманских стран Большого Ближнего Востока — прежде всего, ваххабитских монархий Залива, Ирана и Турции.

Катарский кризис не просто обнажил новую линию раскола — он отключил механизмы смягчения противоречий, всегда существовавших между странами Залива в регионе Африканского Рога.

Повышение уровней взаимодействия и формализация связей в области безопасности, управления, торговли и развития, особенно заметные в последние два года после начала войны в Йемене, означают, что чем дольше будет продолжаться конфликт в Заливе, тем более заметны будут последствия для стран Африканского Рога.

Так, например, Саудовская Аравия и ОАЭ давно сформировали устойчивый союз по вопросам, имеющим обоюдное значение. В то время как главная проблема Эр-Рияда заключается в противодействии влиянию Ирана как государства в регионе, наиболее заметному в результате действий коалиции Саудовской Аравии в Йемене, Абу-Даби работал над противодействием политическому шиитскому исламу, который, по его мнению, угрожает безопасности в Персидском заливе и его ближневосточных союзников. Оба приоритета реализуются через манифестирование борьбы с терроризмом.

Но в регионе Африканского Рога никакого единства между двумя монархиями нет.

Абу-Даби против опоры на местных «Братьев-мусльман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) из партии «Ислах» и требует отстранить от власти креатуру Эр-Рияда — президента А. М. Хади, которого подозревают в контактах с ислаховцами. Дошло до стимулирования ОАЭ варианта «обособления Южного Йемена» и угроз сворачивания военного участия в аравийской коалиции, которая в таком случае перестает существовать. В регионе, намереваясь открыть военные базы в Уганде и Сомали, действует также ось Катар — Турция, конкурирующая и с саудитами, и с ОАЭ. Доха и Анкара стимулируют партизанскую войну на Синае и терроризм в египетских городах, одновременно противостоя Египту и Эмиратам в Ливии.

И все это происходит на безопасном удалении от национальных территорий мусульманских стран Большого Ближнего Востока, что не дает включиться обычным сдерживающим механизмам. Немудрено, что Африканский союз, на землях которого разгорается эта арабско-персо-тюркская междоусобица, вынужден принимать ее во внимание.

Лидеры стран Африканского Рога, между тем, увлеченно включились в эту новую для них игру, рассчитывая на катарском кризисе хорошо погреть руки, предлагая противоборствующим сторонам свою политическую поддержку.

Правительства Сомали и Судана, будучи членами Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества (ОИК), предложили свои посреднические усилия для разрешения конфликта между странами Персидского залива, — разумеется, не рассчитывая, что их посредничество действительно заинтересует политических тяжеловесов региона, но надеясь тем самым сохранить отношения со всеми сторонами.

Неожиданно к ним присоединилась Эфиопия, которая ни исламской, ни арабской страной не является, — просто чтобы не дать Судану и Сомали усилить свои позиции.

Джибути и самопровозглашенная Республика Сомалиленд сделали ставку на поддержку позиции Саудовской Аравии, понизив отношения с Катаром на основе стратегических и экономических расчетов вокруг инвестиций в порты и военные базы.

Заявления правительства Эритреи остаются очень осторожными, хотя страна позволяет Объединенным Арабским Эмиратам получать доступ к своей базе в Ассабе для своих военных операций в Йемене.

Эритрея имеет сложные интересы в разворачивающемся противостоянии. ОАЭ и Саудовская Аравия используют порт Ассаб в качестве базы для своих операций в Йемене, модернизируют из своих средств аэродром и расширяют морской порт для размещения своих самолетов, кораблей и войск. Но с собой же они это не заберут — вся инфраструктура после окончания йеменского конфликта останется …

Сотрудничество в коалиции также укрепило эритрейское правительство в его более широком международном признании.

Однако нынешний кризис в Персидском заливе уже оказал непосредственное влияние на пограничный конфликт между Джибути и Эритреей.

Присутствие с 2010 года миротворческих войск Катара на границе было успешным инструментом сокращения напряженности, но 14 июня Катар отозвал свои войска…

Не менее сложная ситуация складывается вокруг Сомали.

В стране растет конкуренция между мусульманскими странами за политическое влияние. С 2011 года Турция является одним из самых активных спонсоров Могадишо в сфере дипломатии, программ развития, торговли и безопасности в стране, открывая свое крупнейшее заморское посольство и военную базу в Могадишо.

С другой стороны, сопоставимую бюджетную поддержку федеральному правительству Сомали с 2012 года предоставляет Катар, продолжение которой он недавно подтвердил.

Одновременно ОАЭ также активизировали свою деятельность в Сомали, чтобы защитить свои геостратегические интересы, включая безопасность в Аденском заливе. В апреле ОАЭ пообещали 130 млн долларов гуманитарной помощи Сомали для борьбы с засухой. В 2015 году эмираты создали военный учебный центр для сомалийских коммандос и оказали поддержку региональным силам, способствуя созданию потенциала Национальной армии Сомали для борьбы с повстанческой группой «Аль-Шабааб».

Это противостояние уже распространялось на выборы в Сомали в этом году, когда ОАЭ с одной стороны, Катар и Турция с другой поддерживали соперничающих кандидатов в президенты.

ОАЭ стояли за спиной сразу нескольких кандидатов, считающихся светскими, включая бывшего премьер-министра Омара Абдирашида Шармарка. Турция поддерживала бывшего президента страны Хамана Шейха Мохамуда, лидера движения «Дамул Джадид», ответвления отделения «Братьев-мусульман» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Новый президент Сомали Мохамед Абдуллахи Мохамед «Фармаахо», как сообщается, получал финансовую поддержку от Катара во время выборов.

Пример Сомали и Эритреи показывает, что Африканский Рог активно втягивается в политические интриги Большого Ближнего Востока — настолько активно, что политические процессы в регионе уже невозможно рассматривать вне ближневосточного контекста.

Александр Шпунт

Катар. Эфиопия. Судан. Африка > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 4 июля 2017 > № 2244366


Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230388

Мал малыш, да крепок. Катар проигнорировал ультиматум, предъявленный квартетом стран во главе с Саудовской Аравией. Более того, вытребовал еще отсрочку на 48 часов. Только ничего это не изменит.

После десяти дней Дохе дали еще двое суток. Или "Другие 48 часов". Известный фильм с Эдди Мерфи. И здесь все, как в кино. Тоже намешаны все жанры: боевик, триллер, драма, криминал, комедия. Толпа охотится за головой главного героя. Автобус, в котором он едет, переворачивается 17 раз. Его дорогой "Порше" превращается в груду металла. Это – метафора. Ни перевороты, ни потеря благосостояния Катару пока не грозят. А что ему грозит кроме дипломатического бойкота соседей по Персидскому заливу, он и сегодня не узнает. Несмотря на то, что срок ультиматума, выдвинутого арабскими государствами, истек в минувшее воскресенье.

Небоскребы в столице Катара Дохе

Но Кувейт на правах посредника в этом конфликте уговорил квартет под предводительством Саудовской Аравии еще подождать хотя бы до среды. Согласились. А ведь тоже, наверное, понимают, что вряд ли за это время что-то серьезно изменится. Если Доха и за прежние дни не ударила палец о палец. А очень даже наоборот: окрепла в своем упорстве и даже обзавелась международным сочувствием. По крайней мере, и в США призывают "ребят" жить дружно и урегулировать спор полюбовно. И в европейских столицах совсем не склонны делать из Катара изгоя. И в ООН назвали требование закрыть телеканал Al Jazeera посягательством на свободу слова.

Всего эмирату предъявили тринадцать пунктов. В их числе понижение уровня отношений с Ираном, закрытие турецкой военной базы, отказ от финансирования террористов. Кроме того, от него ждут компенсацию, сумма которой не указана. Как, кстати, и последствия в случае отказа выполнить все запросы соседей. Но, чтобы узнать, как там после смерти, надо как минимум умереть. И не то чтобы Катар ради праздного любопытства сознательно загонял себя в гроб. Однако руководствуясь, похоже, именно этим принципом, он терпеливо и вызывающе спокойно ждет: а что будет-то?

Тем более, уже начал потихоньку привыкать к тому, что есть. В смысле, нечего было бы, если бы не Иран с Турцией. Без них Катар бы понял, что значит сидеть впроголодь и умирать от жажды. А так ничего – держится. И даже переходит в наступление. Ведь финансирование терроризма при всей кажущейся очевидности и уверенности в том, что кто-то же должен этим заниматься, если не Эр-Рияд, коль он первым обвинил в этом Доху, еще надо доказать. Понятно, что дыма без огня не бывает. Тем паче, что боевики не прекращают его ни в Сирии, ни в Ливии с Афганистаном. Но есть сомнения в том, что тот же Эр-Рияд действительно переживает за эти страны.

Наверное, в ассортименте санкций Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна и Египта есть что-то более серьезное, чем дипломатический бойкот или продовольственное эмбарго. В чем эксперты уверены, так это в том, что до военных действий точно не дойдет. Вместе с тем квартет загоняет себя в ситуацию, когда ему уже придется что-либо предпринимать. Можно, конечно, дать Катару еще одни 48 часов, но это уже будет не боевик, а комедия.

Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Катар. Саудовская Аравия. ОАЭ. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2017 > № 2230388


Катар. Боливия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 июля 2017 > № 2230269

Состоялось первое заседание Рабочей группы высокого уровня по подготовке предстоящего 4-го Газового саммита Форума стран-экспортеров газа в Санта-Крус-де-ла-Сьерра.

Директор Департамента международного сотрудничества Министерства энергетики Российской Федерации Роман Маршавин возглавил российскую делегацию на 1-м заседании Рабочей группы высокого уровня по подготовке 4-го Газового саммита Форума стран-экспортеров газа, который состоится 24 ноября 2017 г. в Санта-Крус-де-ла-Сьерра (Боливия).

На заседании Рабочей группы стороны обсудили различные организационные вопросы, касающиеся Саммита, а также проект итоговой Декларации Глав Государств и Правительств.

В заседании приняли участие представители Боливии, России, Алжира, Египта, Ирана, Ливии, Нигерии, Тринидада и Тобаго при участии Генерального секретаря и сотрудников Секретариата ФСЭГ.

Катар. Боливия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 июля 2017 > № 2230269


Далее...